<< Главная страница

Фредерико Андахази. Анатом






Пролог

Весна взгляда
"О, моя Америка, сладостная, открытая мною земля!" - пишет Матео Ренальдо Колумб (или Матео Ренальдо Колон в испаноязычной версии) в своем труде "De re anatomica"*. Это не горделивое восклицание наподобие знаменитого "Эврика!", а сетование, горькая пародия, которую он видит в собственной судьбе и своих неудачах, пародия на образ и судьбу своего генуэзского однофамильца, Христофора. Та же фамилия и в какой-то мере та же судьба. Они не были родственниками, и один из них умер уже через двенадцать лет после рождения другого. "Америка", открытая Матео, была менее отдаленной и несоизмеримо меньшей, чем Америка Христофора, она не намного превосходила размерами шляпку гвоздя. Однако ее открытие замалчивалось до самой смерти исследователя и, несмотря на незначительность ее размеров, вызвало не меньше волнений.
Возрождение. Самый распространенный глагол - "открывать". Чистые априорные рассуждения и засилье силлогизмов уступали место эмпирике взглядов. Это, и в самом деле, была весна взгляда. Возможно, в то время как Фрэнсис Бэкон в Англии и Кампанелла в Неаполитанском королевстве утверждали ценность факта, а схоласты блуждали в бесчисленных лабиринтах силлогизма, в то самое время неотесанный мужлан Родригоде Триана восклицал "Земля!" и, не подозревая того, приближал новую философию взгляда. Схоластика - Церковь наконец поняла это - оказалась недостаточно рентабельной, или, по крайней мере, давала меньше прибыли, чем продажа индульгенций, - с тех пор как Господь решил брать деньги с грешников. Новая наука хороша, если служит добыванию золота. Хороша, если не опровергает истин Писания, и еще лучше, если трактует об искусстве наживать состояния. Солнце стало вращаться вокруг Земли не за один день, так и геометрия со временем восстала с плоскости бумаги, чтобы завладеть трехмерным пространством топологии. Это самое большое достижение ренессансной живописи. Если природа записана математическими символами - как заявлял Галилей, - живопись должна стать источником нового понимания природы. Фрески Ватикана - это математическая эпопея, о чем свидетельствует концептуальная пропасть между "Рождеством" Лоренцо Монакского и "Торжеством креста", фреской из апсиды Капеллы Пиета. Кроме того, по сходным причинам изменяются карты неба, земли, человеческого тела. Анатомические атласы - новые навигационные карты хирургии... Вернемся теперь к нашему Матео Колону.
Возможно, вдохновленный совпадением своей фамилии с фамилией генуэзского адмирала, Матео Колон решил, что и его предназначение - открытия. И пустился в свое плавание. Разумеется, он плавал по иным морям, чем его однофамилец. Он был величайшим исследователем-анатомом своего времени. Среди самых скромных открытий Матео Колона числится не больше не меньше как кровообращение, - ведь он на столетие опередил англичанина Гарвея (De motus cordes et sanguinis*), - но и это открытие не так велико, как его "Америка".
Известно, что Матео Колон не смог увидеть своего открытия опубликованным. Это случилось в год его смерти, 1559. С докторами Церкви следовало быть начеку; примеров подобной неосторожности предостаточно: тремя годами раньше Лючио Ванини был сожжен инквизицией лишь за то, что позволил себе усомниться в бессмертии души. А открытие Матео Колона было более опасным, чем высказывание Лючио Ванини. Не говоря уже о том, что чем с большим отвращением наш анатом ощущал жар костров и запах горящей плоти, тем больше оберегал собственную.
Век женщин
Шестнадцатый век был веком женщин. Семя, брошенное столетие назад Кристиной Пизанской, расцвело по всей Европе сладким ароматом "Послания богу любви"*. Не случайно, что открытие Матео Колона произошло именно в то время и в том месте, где произошло. Вплоть до шестнадцатого века история говорит грубым мужским голосом. "Куда ни взглянешь, везде она, везде ее постоянное присутствие. С шестнадцатого по восемнадцатый век мы обнаруживаем женщину на домашней сцене, на экономической, интеллектуальной, публичной, она вмешивается в конфликты общества и даже участвует в его веселье. Как правило, она занята своими повседневными делами. Но она принимает участие и в событиях, создающих, изменяющих или раскалывающих общество. Она занимает место на всех ступенях - сверху донизу - социальной лестницы, и о ее присутствии постоянно говорят те, кто ее видит, зачастую при этом ужасаясь", - заявляют Натали Зенон и Арлетт Фарж в "Истории женщин".
Открытие Матео Колона было сделано именно тогда, когда область деятельности женщин, до тех пор ограниченная домом, начинала понемногу расширяться - они покидали пределы монашеских общин и монастырей, публичных домов или жаркую, но требующую того же беззаветного служения сладость домашнего очага. Женщина робко осмеливалась возражать мужчине. Несколько преувеличивая, можно было бы сказать, что в шестнадцатом веке разыгрывается "битва полов". Но, так или иначе, вопрос об обязанностях женщины становится темой мужских дискуссий.
Чем была "Америка" Матео Колона в такой ситуации? Ведь граница между открытием и изобретением гораздо более проницаема, чем может показаться на первый взгляд. Матео Колон -пора это сказать - открыл то, о чем порой мечтает каждый мужчина: магический ключ, открывающий сердца женщин, тайну, дающую власть над женской любовью. Обнаружил то, что с самого начала истории искали волшебники и колдуньи, шаманы и алхимики - собирая различные травы, прося милости богов или демонов, --и, наконец, то, к чему стремится каждый отвергнутый влюбленный, страдая бессонными ночами. И, разумеется, то, о чем мечтали монархи и правители хотя бы из-за стремления к всемогуществу, - средство подчинить изменчивую волю женщины. Матео Колон искал, странствовал и наконец обнаружил свою взыскуемую "сладостную землю" - "орган, который властвует над любовью женщин". "Amor Venetis" - так нарек его анатом ("Если мне дано право наречь имена открытым мною вещам...") - позволял управлять изменчивой - и всегда таинственной - женской прихотью. Да, такое открытие сулило разнообразные сложности. "С каким бедствиями столкнется христианство, если объектом греха овладеют приверженцы дьявола?" - задавались вопросом скандализованные доктора Церкви. "Что станет с доходным занятием проституцией, если любому голодранцу и уроду будет доступна самая дорогая куртизанка?" - спрашивали себя богатые владельцы роскошных венецианских борделей. Или, еще хуже, если сами дочери Евы, не дай Бог, поймут, что у них между ног - ключи от рая и ада.
Открытие "Америки" Матео Колоном было также своеобразной эпической поэмой, которая переросла в заупокойную молитву. Матео Колон отличался той жестокостью и отчаянностью, что и Христофор; как и тот - и так же буквально, - он был грубым колонизатором, заявлявшим свое право на открытые им земли - на женское тело.
Но, кроме того, что означал Amor Veneris 9 горячо обсуждалось также, что представлял собой этот орган. Существует ли орган, который открыл Матео Колон? Это бессмысленный вопрос, который, во всяком случае, следует заменить другим: существует ли Amor Veneris? В конечном итоге вещь - это название, которое ее обозначает. Amor Veneris, vel Dulcedo Appeletur - таково название, данное этому органу его первооткрывателем, - было по смыслу совершенно еретическим. Если Amor Veneris совпадает с менее вероотступническим и более нейтральным kleitons (что, как известно, и "клитор", и "щекотка") - названием, относящимся скорее к результату, чем к причине, - это случай, которым должны заинтересоваться историки тела. Amor Veneris существовал по причинам, отличным от анатомических; он существовал, потому что не только дал основания возникновению новой женщины, но, кроме того, породил трагедию. Далее следует история открытия.
Далее следует хроника трагедии.


* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *

--------------------------------------------------------------------------------

Троица
На другой стороне Моите-Вельдо, на улочке Боччьяри, рядом с церковью Святой Троицы, находился bordello del Fauno Rosso, самый дорогой в Венеции, с великолепием которого не мог сравниться никакой другой в Италии. Достопримечательностью борделя была Мона София, самая высокооплачиваемая проститутка в Венеции и, без сомнения, самая великолепная во всей Италии, Она превосходила даже легендарную Ленну Грифу. Как и та, она передвигалась по улицам Венеции в паланкине, который несли двое рабов-мавров. Как и у Ленны Грифы, на плече у нее сидел попугай, а в изножий паланкина лежала сука-далматинка. Как можно установить по catalogo di tutte le puttane del bordello con il lorprezzo, ее имя было напечатано жирным шрифтом, а цена выражалась суммой, весьма впечатляющей и сегодня: десять дукатов, то есть на шесть дукатов дороже той самой легендарной Ленны Грифы2. Но даже в очень подробном, предназначенном для немногих избранных каталоге, ни слова не было сказано ни о ее глазах, зеленых, как изумруды, ни о грудях - твердых, как миндаль, которые размером и гладкостью могли бы сравниться с лепестком цветка - если бы такой цветок существовал, - имевшим размер и гладкость грудей Моны Софии. Ни слова не говорилось ни о ее крепких, как у молодого животного, мускулах, ни о ногах, словно выточенных из дерева, ни о полном страсти голосе. Ни слова не говорилось ни о ее руках, таких миниатюрных, что, казалось, они не могли обхватить мужской член, ни о крошечном рте, глядя на который, невозможно было представить, что в нем умещается возбужденная головка члена. Ни слова не говорилось о ее таланте проститутки, способной распалить бессильного старика.
Однажды зимним утром 1558 года, незадолго до того, как между двумя гранитными колоннами, доставленными из Сирии и Константинополя, появилось солнце и оказалось между крылатым львом и Сан-Теодоро, а механические фигуры мавров на Часовой Башне были готовы отбить первый из шести ударов, Мону Софию только что покинул последний клиент, богатый торговец шелком. Спустившись по ступенькам парадной лестницы, выходившей во внутренний дворик, он закутался в шерстяной плащ, накинутый поверх камзола, надвинул берет на самые брови, выглянул из-за двери и, убедившись, что никто из прохожих не видит, как он покидает бордель, вышел на улицу и зашагал направо, к Святой Троице, колокола которой сзывали к раннему богослужению.
У Моны Софии затекла спина. Раздвинув пурпурные шелковые шторы своей спальни, она с досадой убедилась, что уже рассвело. Она терпеть не могла спать, когда с улицы долетал шум. Мона София подумала, что это чудесная возможность с толком провести день. Она прилегла в изголовье постели и принялась строить планы. Прежде всего она оденется, как госпожа, и отправится к службе в собор Святого Марка, - ведь она уже давно не была на мессе, V затем исповедуется и, освобожденная от каких-либо угрызений совести, сделает наконец то, что давно собиралась - отправится в Bottega del Moro* и купит духи.
Продолжая придумывать, чем заняться потом, она поглубже зарылась в простыни - начала сказываться утомительная ночь - и закрыла глаза, чтобы лучше думалось.
Колокола еще не отзвучали, а Мона София, как и каждое утро, глубоко и спокойно спала.
В тот же самый час во Флоренции на колокольню скромного аббатства Сан-Габриэль сыпал мелкий дождичек. Судя по мощному колокольному звону, вряд ли можно было предположить, что за веревки тянет не дородный аббат, а тонкие женские руки. Тем не менее, аббат еще спал. Исполненная веры и преданности, которые каждое утро поднимали ее с постели до рассвета --в холод или в жару, в дождь или в мороз, - Инес де Торремолинос налегала на веревки изо всех сил и, словно вдохновленная Всемогущим, раскачивала колокола, тяжесть которых превосходила по меньшей мере в тысячу раз вес ее безгрешного женского тела.
Инес де Торремолинос, одна из богатейших женщин Флоренции, жила в монашеской суровости. Старшая дочь благородного испанского семейства вступила в брак со знатным флорентийским синьором очень молодой. Как предписывали нормы супружества, она покинула родную Кастилию, чтобы жить во дворце своего супруга во Флоренции. Судьба распорядилась так, что Инес овдовела, не сумев дать надлежащего продолжения старинному роду своего мужа - она родила трех дочерей и ни одного младенца мужского пола.
Что осталось у молодой вдовы Инее? Печаль, что не родила мальчика, да несколько оливковых рощ и виноградников, замки, богатство и набожная, милосердная душа. И чтобы позабыть свои горести и искупить вину перед покойным мужем, она решила имущество, унаследованное от него - во Флоренции, - и то, что досталось ей от усопшего отца - в Кастилии, - обратить в деньги и построить монастырь. Таким образом, ведя жизнь чистую и целомудренную и посвящая ее служению мужскому полу, раз ее чрево не сумело произвести на свет мужчину, - монастырскому братству и беднякам, она навечно оставалась бы со своим бессмертным супругом. Так и случилось.
Считалось, что Инес счастливая женщина. Ее взор излучал мир и покой, словно взор монахини. Слова ее служили бальзамом для страждущих. Она умела дать утешение безутешным и наставить заблудших на путь истинный, Считалось, что она без всяких препятствий движется прямо к святости.
В то утро 1558 года, в тот же час, когда в Венеции Мона София закончила свою утомительную и прибыльную работу, Инес де Торремолинос начинала свой день с тяжелого и бескорыстного труда.
Ни одна из них не подозревала о существовании другой. И никому не приходило в голову, что их хоть что-нибудь может связывать. Случай, однако, выбирает самые невероятные пути. Ни та, ни другая не подозревали, что входят в некую троицу, главное действующее лицо которой находится в Падуе.

Ворон
I
В самой высокой точке
горного хребта, отделяющего Верону от Трента, на скале у вершины Монте-Вельдо, неподвижный, как каменное изваяние, сидел ворон. Его резко очерченный силуэт вырисовывался на фоне еще темного неба, золотившегося в центре. Казалось, это сияние исходит не от солнца - еще невидимого, - а от самой Венеции, словно основой этого светящегося свода служат далекие византийские купола собора Святого Марка. Все кругом было окутано предрассветным полумраком. Ворон ждал, а ждать он умел. Как обычно, его терзал голод, пока еще терпимый. Во владения ворона входила вся Венеция: Венеция Эвганиа - Тревисо, Ровиго, Верона и более далекая Виченца, а также Венеция Джулиа. Но пристанищем ему служила Падуя.
Внизу все было готово к празднику Сан-Теодоро. После полудня толпа, разгоряченная вином, должна была стреножить пять или шесть быков, затем этих быков поочередно выводили за рога, чтобы обезглавить одним точным ударом сабли. Говорят, ворон заранее знает, что должно случиться. Он уже предвкушал запах, который любил больше всего на свете. Но даже если повезет, ему удастся схватить лишь жалкий кусок требухи или выклевать глаз животного, и вдобавок подраться с собаками. Не стоило ни лететь, ни рисковать, ни тратить силы.
Он так и не пошевелился. Он был терпелив, как все вороны. Он мог бы дождаться, когда механические фигуры на Часовой башне отобьют последний удар и, как каждое утро, со стороны Канал-Гранде появится городской баркас, на котором перевозят трупы из лазарета на Кладбищенский остров. Но и ради этого не стоило утруждаться - при везении он всегда добудет себе кусок дурного этого мяса, жесткого, тронутого чумой.
Он повернулся и посмотрел в противоположную сторону - на восток, - туда, где было его жилище. Где был его хозяин. Ворон поднялся в воздух и полетел в Падую.
II
Он миновал десять куполов собора, затем полетел над Университетом. Сел на капитель над четвертой дверью, выходившей во внутренний двор. Подождал. Он знал, что с минуты на минуту должен появиться его хозяин. Так было изо дня в день. Ворон был терпелив. Он расправил крыло и принялся чистить клювом перья. Но не стал заниматься тем, чем любил порадовать себя в более спокойные минуты, - не начал искать вшей в перьях на груди.
В тот момент, когда зазвучал колокол, сзывавший к мессе, ворон напрягся, как струна, медленно расправил крылья, готовый слететь на плечо хозяина, который должен был, как обычно, появиться из своего убежища, а по пути в приходскую церковь зайти в морг и угостить своего ворона тем, что тот так любил: еще не остывшим куском плоти.
Однако в это зимнее утро все было не так, как всегда. Удар первого колокола отзвучал, а хозяин так и не появился. Ворон знал, что хозяин внутри, в комнате, мог ощущать его запах и чуть ли не слышать его дыхание. Однако тот не появлялся. Ворон досадливо каркнул. Он был голоден.
Ворон и его хозяин знали друг другу цену. И по этой причине друг другу не доверяли. Леонардино - таким именем наградил ворона хозяин - никогда не садился к нему на плечо; он предпочитал сохранять небольшое расстояние между своими когтями и хозяйским плащом и, то и дело коротко взмахивая крыльями, поднимался в воздух. Да и хозяин ворона не доверял ему. И тот, и другой - оба это знали - были одержимы одной и той же страстью - желанием узнать, что скрыто там, в глубине iитоги.
Прозвучал второй удар колокола, а хозяина все не было. Случилось что-то необычное, догадался ворон.
Каждый день, усевшись на перила лестницы морга, Леонардино пристально следил за движениями хозяина, за его руками, уверенно державшими острый скальпель; затем при виде крови, выступившей вдоль длинного разреза, Леонардино, клонясь то в одну, то в другую сторону, удовлетворенно каркал.
Несмотря на все старания, хозяин не сумел добиться, чтобы Леонардино брал пищу из его рук. Но у ворона были причины опасаться: вчера, например, хозяин угостил его мясом, и он узнал, кому оно принадлежало, узнал запах кота, который до вчерашнего дня доверчиво сидел на коленях у этого человека и который той же рукой, прежде гладившей его и кормившей, был вскрыт и препарирован.
- Леонардино... - тихонько звал хозяин, медленно приближаясь к ворону и помахивая куском мяса в вытянутой руке.
-Леонардино... повторял он и делал еще шаг, а ворон на шаг отступал.
Леонардино не глядел на мясо, он ощущал его запах, но не глядел. Он не сводил взгляда с глаз своего хозяина, которые казались более аппетитными, чем протянутый ему кусок котового желудка. Тогда человек бросил мясо, и ворон жадно схватил его клювом.
Однако никто не появлялся из крытой галереи. Прозвучал третий удар колокола, и ворон понял, что его хозяин пропустил их ежеутреннее свидание. Голодный и обиженный, Леонардо полетел по направлению к Венеции.

Главное действующее лицо
I
Хозяина ворона звали Матео Ренальдо Колон, и действительно, в это зимнее утро 1558 года у него были веские причины пропустить ежеутреннее - еще до мессы - свидание со своим Леонардино. Запертый в четырех стенах своей комнаты в Падуанском университете, Матео Колон писал:
"Если мне дано право наречь имена открытым мною вещам, я назову это Amor, или Placer de Venus", - так закончил Матео Колон речь в свою защиту, над которой работал всю ночь. Едва закрыв толстую тетрадь в переплете из телячьей кожи, он услышал звон колоколов, сзывающих к мессе. Протер покрасневшие от усталости глаза. Спина затекла. Он взглянул в маленькое окошко над пюпитром и понял, что свеча, стоявшая рядом с тетрадью, горит уже напрасно. Вдали, над куполами собора, солнце постепенно прогревало воздух, испарялась роса с газонов в парке около Университета. С другой стороны патио долетал запах ладана, только что воскуренного в часовне, а иногда, в зависимости от направления ветра, его сменяли манящие ароматы дымящего очага кухни. По мере того, как солнце поднималось все выше, нарастал шум, долетавший с рыночной площади. Зазывные крики лавочников, похвальбы бродячих торговцев, блеяние овец, за которых, как выкликали спустившиеся в город крестьяне, просили по два дуката, нарушали монастырскую тишину вопреки требовательному гулу колокола, сзывавшего на мессу.
Полусонные студенты, потирая озябшие руки, с облачками белого пара, вылетавшими изо рта, выходили из флигелей и стекались к крытой галерее главного внутреннего двора, образуя вереницу у входа в маленький дворик часовни.
Стоя рядом со священником, декан Университета, Алессандро де Леньяно, призывал к молчанию суровыми взглядами или, подойдя поближе к нарушителям, покашливанием.
Не успел отзвучать последний удар колокола, как Матео Колон поднялся и подошел к двери. И только открыв щеколду и убедившись, что дверь комнаты заперта снаружи, вспомнил, что эти колокола звонят не для него. Бессонная ночь, усталость, а скорее всего, привычка каждое утро направляться в часовню после краткого посещения морга заставили его забыть, что сегодня - по предписанию Верховного Трибунала - он заточен в собственной комнате. Вспомнив о Леонардино, он ощутил Угрызения совести. Возможно, ему следовало благодарить судьбу, - несомненно, гораздо хуже было бы сидеть в холодной и грязной камере Сан-Антонио. Возможно, ему следовало быть благодарным Трибуналу и декану также за то, что его не сковали по рукам и ногам, за то, что он видит в маленькое окошко своей комнаты нежаркое зимнее солнце. Несомненно, обвинения, которые были ему предъявлены, заслуживали высшей кары: ересь, клятвопреступление, богохульство, колдовство и сатанизм. В тюрьму сажали людей, обвиненных в гораздо менее тяжких преступлениях. И сейчас из своей комнаты он слышал, как прохожие издевались над преступниками в колодках, выставленными на пьяцце на всеобщее обозрение. А ведь это были всего лишь мелкие воришки.
Последние студенты, проходившие мимо окна Матео Колона, приподнимаясь на цыпочки, пытались заглянуть внутрь. Анатом слышал перешептывания и злорадный смех своих вчерашних студентов, среди которых были те, кто мог бы стать его верными учениками. Ему было видно их.
И хотя, возможно, Матео Колону следовало бы благодарить судьбу, он проклинал день, когда покинул родную Кремону. Проклинал день, когда его теперешний палач, декан, решил поставить его во главе кафедры анатомии и хирургии. И проклинал день, в который сорок два года назад появился на свет.
II
Chirologi, хиролог, как его называли крестьяне, Cremonese, кремонец в своем падуанском изгнании, Матео Ренальдо Колон изучал фармацевтику и хирургию в том самом Университете, где теперь находился в заточении. Он учился сначала у Леониенса, затем у Везалия и был самым блестящим учеником. Сам маэстро Везалий в 1542 году, уезжая создавать свою школу в Германии и Испании, предложил декану Алессандро де Леньяно назначить своего ученика из Кремоны главой кафедры. Совсем молодым Матео Колон по праву получил титул Maestro del maestri*. К гордости Алессандро де Леньяно, его кремонский преподаватель открыл законы легочного кровообращения прежде своего английского коллеги Гарвея, несправедливо получившего лавры за это открытие. Многие считали Матео Колона безумным, когда он стал утверждать, что кровь получает кислород, проходя через легкие, и что не существует отверстия в перегородке, которая делит сердце пополам, - ведь Колон осмеливался опровергать самого Галена, И, безусловно, это было опасное утверждение. Годом раньше Мигель де Сервет был вынужден бежать из Испании, когда в своем "Christianismi Restitutio"** заявил, что кровь это душа плоти - anima ipsa est sanguis. Его намерение объяснить в анатомических терминах доктрину Святой Троицы привело его на костер в Женеве, где его сожгли на сырых дровах, "дабы продлить его муки"1. Но лаврам Матео Колона суждено было достаться столетие спустя англичанину Гарвею, и, как замечает Гоббс в "De Corpore"*, "это был единственный анатом, увидевший при жизни свое учение признанным".
Матео Колон был в высшей степени человеком Возрождения, чудесным порождением того мира, где все, от церковных куполов до кружки, из которой пьет земледелец, от фресок, украшающих дворцы, до серпа, которым жнет крестьянин, от византийских куполов соборов до пастушеского посоха, - все было искуснейшей выделки. Той же выделки был дух Матео Колона, он обладал той же изысканностью, той же утонченностью. Все кругом было одушевлено дыханием Леонардо: ремесленник был художником, художник - ученым, ученый - воином, а воин, в свою очередь, - ремесленником. Знать что-либо означало еще и, уметь работать руками. Если мало примеров относительно умения делать все своими руками, можно вспомнить, что сам папа Евгений I собственноручно отсек голову одному не в меру строптивому главе церковного суда.
Той же самой рукой, что водила пером по страницам тетради в переплете из телячьей кожи, Матео Колон брался за кисть и смешивал краски, с помощью которых создал великолепнейшие анатомические атласы. Он мог, если хотел, писать, как Синьореллн или даже как сам Микеланджело. На автопортрете Матео Колон предстает перед нами человеком с тонкими, но энергичными чертами лица, его темные глаза и черная густая борода, возможно, говорят о мавританских предках. Высокий чистый лоб с двух сторон обрамлен спадающими на плечи локонами. Как свидетельствует написанный им самим портрет, руки у него были тонкие и белые, а пальцы длинные, изяществом не уступавшие женским. Между большим и указательным пальцами зажат скальпель. Автопортрет не только верно передавал черты лица, но и отражал некую одержимость. Если хорошенько вглядеться - хотя заметить трудно, - под ланцетом в нижней части картины можно различить сквозь легкую дымку неподвижное обнаженное женское тело. Портрет напоминает другую картину того же времени - "Святого Бернарда" Себастьяно дель Пьомбо; безмятежное лицо святого не соответствует его действию - он вонзает свой посох в тело демона, - то же умиротворение заметно и в позе анатома, погружающего скальпель в тело женщины.
В эпоху громких имен, эпоху исключительных личностей, Матео Колону тяжело было носить свое имя. Как избежать тени, которую неизменно отбрасывал на него знаменитый генуэзский однофамилец? Матео Колон был обречен на пародию, на то, чтобы быть легкой мишенью для насмешек своих недоброжелателей.
Конечно, его труд был не менее удивителен, чем открытие его тезки. Как и тот, он открыл свою "Америку" и, подобно ему, знавал и славу, и бедствия. Ему была знакома и жестокость. Матео Колон, в момент создания своей колонии был так же безжалостен и лишен угрызений совести, как и Христофор. Древко знамени завоевателя он должен был воткнуть не в теплую тропическую землю, а в средоточие неоткрытых земель, на которые предъявлял права, - в тело женщины.
III
Запертый в собственной комнате, Матео Колон заканчивал писать оправдательную речь, которую должен был представить Трибуналу. В воздухе еще звучало эхо последнего удара колокола, призывавшего к мессе, когда ученый увидел у своего окна чей-то силуэт.
- Я могу вам чем-нибудь помочь? - тихо произнесла фигура.
Матео Колон, который по предписанию Трибунала вынужден был дать обет молчания, предусмотрительно не сказал в ответ ни слова, лишь тихонько подобрался поближе к окну. Только тогда он сумел разглядеть в человеке, стоявшем против света, своего друга, messere Витторио.
- Вы с ума сошли, хотите, чтобы вас заперли, как меня? - прошептал Матео Колон и весьма негостеприимным жестом предложил другу немедленно отойти от окна.
Messere Витторио просунул руку сквозь решетку и протянул ему бурдюк с козьим молоком и сумку с хлебом. Досадливо, словно против воли, Матео Колон взял их. Он и вправду проголодался. Когда тайный гость, повернувшись на каблуках, уже двинулся к часовне, до него снова донесся шепот:
- Сумеете отправить с посыльным мое письмо во Флоренцию?
Messere Витторио на мгновение заколебался.
- Вы не могли попросить меня о чем попроще? Ведь знаете, с каким рвением декан просматривает корреспонденцию... - В этот момент они оба увидели Алессандро де Леньяно, который, стоя в дверном проеме часовни, проверял, все ли присутствуют на мессе.
- Хорошо, давайте письмо. Мне пора идти, - произнес messere Витторио, снова просовывая руку сквозь решетку.
- Я еще не написал его. Если вы сумеете пройти мимо окна на обратном пути из часовни...
Декан тут же заметил, что messere Витторио задержался у галереи.
- Что вы там делаете? - зычно вопросил декан, уперев руки в бока и нахмурившись сильнее обычного.
Messere Витторио повозился с ремешками сандалии и поспешил к часовне.
- Что, со своим башмаком разговаривали? Messere ответил только растерянной смущенной улыбкой
У Матео Колона было совсем немного времени - пока не окончилась месса, - чтобы написать письмо.
Убедившись, что все скрылись в часовне, он снова вытащил тетрадь, спрятанную под небольшим пюпитром писать ему тоже было запрещено, - взял гусиное перо. Обмакнул в чернильницу и стал быстро заполнять последнюю страницу. Без сомнения, обет молчания, который наложил на него Трибунал, был обоснован; он имел совершенно иные явные цели - не допустить, чтобы сатанинское открытие распространилось, как семена, разносимые ветром. По этой же причине ему было запрещено писать. Времени оставалось мало. Он еще раз проверил, нет ли кого поблизости, и его перо снова забегало по странице.
Моя госпожа!
Дух мой скитается в бездне неопределенности и угнетен горечью из-за того, кто, обещав хранить тайну во имя Господа, оскорбил святое Имя, уверяя при этом, что защищает творение Господне. Именно во имя Господа, моя дорогая Инее, я решился нарушить обет молчания, предписанный мне деканом Падуанского университета и Докторами Церкви. Я не так боюсь смерти, как молчания. Хотя сам я обречен и на то, и на другое, К тому времени, когда это письмо окажется во Флоренции, меня уже не будет в живых. Я провел ночь, составляя в свою защиту речь, которую завтра должен буду представить Трибуналу под председательством кардинала Карафы. Однако, возможно, прежде чем я произнесу хоть слово в свою защиту, приговор уже будет предрешен. Я знаю, меня ждет костер. Если бы я полагал, что вы можете вступиться за мою жизнь на этой пародии на суд, то без сомнения попросил бы вас об этом - я уже просил вас о стольким, что еще одно... - но знаю, что мой жребии уже брошен. Единственное, о чем я умоляю вас сейчас, - выслушайте меня. И все.
Возможно, вы спросите, почему я решил открыть свою тайну именно вам. И выяснится, что, не подозревая о том, вы стали источником открытий, которые были мне явлены.
Теперь все зависит от вас. Если вы сочтете, что я совершил святотатство, открыв вам то, о чем поклялся молчать, прервите чтение и предайте эту бумагу огню. Если же я до сих пор заслуживаю хоть немного вашего доверия и вы решитесь продолжать чтение, умоляю вас, во имя Господа, храните эту тайну.
Здесь кроется исток трагедии. Если бы он знал, что знание, открытое им Инес де Торремолинос, обернется еще худшим, чем смерть и молчание, он не написал бы больше ни слова. Однако он продолжал макать перо в чернильницу.
Поставив в письме последнюю точку, он заметил, что из часовни выходит народ.
Матео Колон вырвал лист из тетради и сложил оборотной стороной вверх. Молчаливая толпа студентов, дойдя до середины патио, начала небольшими группами расходиться по аудиториям. Последним вышел messere Витторио, а вместе с ним - Алессандро де Леньяно. Messere Витторио задержался во дворике часовни и кивком головы попрощался с деканом.
Матео Колон видел в окно, что декан остановился рядом с messere и не отходит от него. Видел, что декан, прислонившись к колонне, начал один из своих обычных допросов. Анатом не слышал, о чем они говорят, но ему были хорошо знакомы инквизиторские жесты Алессандро де Леньяно, когда тот упирал руки в бока и больше обычного хмурил брови. Анатом уже потерял всякую надежду передать письмо messere, как вдруг неожиданно декан направился к себе. Messere Витторио задержался еще немного, чтобы убедиться, что в патио никого нет и никто не крутится возле галереи, затем быстро направился прямо к окну анатома. Матео Колон бросил письмо сквозь решетку. Messere Витторио поддал письмо ногой, что бы оно отлетело подальше, затем встал на колено и сунул его в сандалию. В этот момент из крытой галереи появился Алессандро де Леньяно.
- Кажется, вам пора менять обувь, - заметил декан и, прежде чем messere Витторио сумел что-то ответить, добавил: - Жду вас в мастерской, - развернулся и исчез в глубине галереи.
Messere Витторио больше всего желал бы увидеть декана покойником. Желанию этому в некотором смысле суждено было сбыться.

Декан
Голова Алессандро де Леньяно лежала на столе в мастерской messere Витторио, глядя в потолок. Глядя, если можно гак выразиться, поскольку на самом деле выпуклые глаза были неподвижны. Маэстро провел ладонью по лбу, так сказать, обезглавленного декана, задержался на нахмуренной брови, приставил к ней резец и нанес резкий удар; поднялась пыль, похожая на костную. Декан был окоченелым, как мертвец, но с живым выражением лица. Однако при прикосновении он был холодным - гораздо холоднее, чем мертвец. Полгода назад messere Витторио получил приказ изваять бюст Алессандро де Леньяно. Декан поднялся со скамьи и подошел к скульптуре, созданной в его честь. Он рассматривал ее нос к носу, можно сказать, стоял перед зеркалом каррарского мрамора. Художник сумел точно изобразить своего заказчика, и сколько бы раз сам он ни останавливался перед бюстом, всегда чувствовал отвращение, какое охватывало его при виде живого Декана. В последние полгода messere Витторио приходилось часто видеть декана, при этом он не раз испытывал желание вогнать резец в лоб самого Алессандро де Леньяно, - например, после того, как выслушал оценку своих трудов.
- Видывал я вещи и похуже, - произнес Декан с пренебрежением и едва ли не швырнул Б лицо messere пятнадцать дукатов. - Пусть это отнесут сегодня вечером в мою канцелярию, - добавил он, повернулся и вышел из мастерской, хлопнув дверью.
Бюст, решил messere Витторио, - верное отображение оригинала. Выражение лица декана было совершенно идиотическим: черты искажены яростью, сильно выступающая, наподобие балкона, нижняя челюсть и полузакрытые глаза, придававшие лицу сонное выражение. Флорентийскому мастеру чужда была снисходительность; если заказчики нравились ему, он мог великодушно приукрасить их, как, например, когда делал профиль одного из известных приближенных Медичи. Однако бюст Алессандро де Леньяно был верным отражением мнения messere о декане. Никто во всей Падуе не испытывал к декану ни малейшей симпатии. Без сомнения, никто не пожалел бы, узнав о его смерти.
Около полудня, следуя ежедневному обычаю, Алессандро де Леньяно направился на рыночную площадь. Он прошел по набережной Сан-Бенедетто, где прохожие приветствовали его весьма учтиво, но когда свернул к Мосту Тади, все - про себя - принялись желать ему самого худшего. С тем же неподдельным чувством, что messere Витторио, толстая торговка фруктами, у которой он, как обычно, купил абрикосов, умильно улыбнулась ему, но про себя подумала: "Чтоб тебе подавиться косточкой!" Как и торговка фруктами, портной, которому он собирался заказать шелковый камзол, с радостью удушил бы его легким шелком плаща, который декан заказал неделю назад, а теперь отверг, едва взглянув:
- Ты что, кроил его зубами?
Алессандро де Леньяно знал, что все кругом его ненавидят. Однако это доставляло ему живейшее удовольствие.
В свое время декан был учеником Якоба Сильвиуса Парижского. Несомненно, он не обладал талантами своего учителя в искусстве медицины. Единственное, что перешло к Алессандро де Леньяно от Сильвиуса, это презрение к себе подобным. Все эпитеты, которыми можно было определить французского анатома, в том числе - алчный, грубый, высокомерный, мстительный, циничный и сластолюбивый, - оказывались недостаточны, чтобы обрисовать нрав декана Падуанского университета, и, несомненно, после смерти его могла ожидать эпитафия не менее лапидарная, чем на могиле его учителя:
"Здесь лежит Силъвиус, который никогда ничего не делал бесплатно.
Теперь, мертвый, он в ярости, что ты читаешь это задаром ".
В это утро декан пребывал в превосходном настроении. Он выглядел бодрым, а чувствовал себя, как полководец, выигравший битву. Он с удовольствием предвкушал удушливый дым костра и готов был, в случае необходимости, зажечь его собственной рукой. Он с нетерпением ожидал конца дня. Завтра должен был начаться судебный процесс, который, не без множества подводных камней, будет проходить в присутствии кардиналов Карафы и Альвареса Толедского и, наконец, самого Павла III.
Алессандро де Леньяно шел бодро, как будто его только что перестала мучить подагра, которой он страдал уже много лет. Он пребывал в таком восторге, что даже не заметил торчавшего из сандалии messere Витторио уголка сложенного письма. Возможно, благородный поступок messere Витторио объяснялся простым незнанием. Возможно, флорентийский скульптор не подозревал, что, если бы был застигнут на месте преступления, то повторил бы судьбу своего друга: в соответствии со Святым Уложением тот, кто разговаривает с уличенными в ереси, сам считается еретиком.
Матео Колон стал последней навязчивой идеей декана. Ни один из них никогда не одаривал другого своим расположением. Алессандро де Леньяно питал к Матео Колону ненависть, соразмерную разве что с тайным восхищением, которого не мог не испытывать. Декан имел обыкновение пренебрежительно обращаться с анатомом и не упускал случая унизить его перед учениками, именуя цирюльником, благодаря закону, исключавшему хирургов из Королевской коллегии врачей и обязывавшему их вступать в Гильдию цирюльников, таким образом они оказывались приравнены к кондитерам, пивоварам и писарям. Но когда Матео Колон сделался знаменитостью, декан не чурался похвал и принимал на свой счет приходившие из самых разных стран поздравления по поводу того, что преподаватель вверенного ему Университета открыл законы кровообращения, как будто в открытии была заслуга деканата.
Анатом и декан никогда не испытывали симпатии друг к другу. Напротив, они вели обоюдное, хотя и неравное соперничество. Матео Колон был самым знаменитым анатомом во всей Европе; он обладал авторитетом, но не властью. Декан же - и это было известно всем, даже Докторам Церкви --по разуму не намного превосходил мула, но пользовался влиянием в Ватикане и имел благословение самого Павла III. Он был авторитетом для ряда инквизиторов, которым представил на суде доказательства, приведшие на костер не одного еретика из его коллег.
Новое открытие анатома переходило всякие границы. Amor Veneris - эта "Америка" Матео Колона - казался чем-то совершенно непозволительным в науке. Само упоминание о нем возмущало в декане кровь, и не по одной причине.
Алессандро де Леньяно считал, что с тех П°Р, как Матео Колон был назначен заведовать кафедрой хирургии, Университет превратился в бордель, в который приходят и откуда выходят крестьянки, куртизанки. Дошло, говорят, до того, что по ночам туда проникают даже монашки, а выходят они, когда уже рассветает. И все, по слухам, с вытаращенными глазами и с улыбкой, как у Моны Лизы. Недавно до него дошел слух, что в комнате анатома появляются проститутки из публичного дома на верхнем этаже таверны "Муло". И этот слух не был ложным.
III
После появления папской буллы Бонифация VIII, запретившей вскрытие трупов, добывать мертвецов стало опасным занятием. Однако в Падуе в то время существовало подобие подпольного рынка мертвецов, и самым удачливым торговцем на нем был Джулиано Батиста, которому в определенной мере удалось навести в этом деле порядок. Когда кафедрой анатомии Университета руководил Марко Антонио делла Торре, его ученики не останавливались перед вскрытием могил, грабежом больничных моргов и даже перед кражей трупов с виселицы. Марко Антонио еле сдерживал ораву молодых анатомов, чтобы они не убивали по ночам прохожих. Рвение студентов было таково, что им приходилось остерегаться друг друга; некрофилия так процветала, что самый высокий комплимент, которого могла удостоиться женщина, звучал так:
- Какой у вас красивый труп, - говорили ей, прежде чем перерезать горло.
В свое время предшественник теперешних анатомов, Мундини деи Луцци, который двести пятьдесят лет назад произвел первое публичное анатомическое вскрытие двух трупов в Болонском университете, строжайшим образом придерживался благопристойности, не вскрывая черепа - "пристанища души и разума".
Джулиано Батиста, можно сказать, нажил состояние на трупах, скупая их у более или менее нуждающихся родственников, у палачей и могильщиков. Приведя трупы в пристойный вид, он продавал их университетам, профессорам и некрофилам со сколько-нибудь приличной репутацией. Он знал, однако, что для Матео Колона товар не надо приукрашивать, к тому же обмануть анатома было невозможно, - то есть не следует утруждаться и румянить щеки, возвращать глазам блеск с помощью терпентина и покрывать ногти мертвеца ультрамариновым лаком.
Если, например, анатому требовалась для изучения печень, Джулиано Батиста извлекал этот орган, совал на его место паклю или тряпки, зашивал труп шелковой нитью и, в конце концов, продавал его другому клиенту. Если тело невозможно было сохранить целым, Джулиано Батиста находил применение каждой его части, ничто не пропадало: головы шли Гильдии Цирюльников, зубы - Гильдии Ювелиров.
Вскрытие трупов было незаконным, но происходило постоянно. Булла Бонифация VIII уже не имела практической силы. Однако единственным, для кого она продолжала действовать, был Матео Колон. Анатом прекрасно знал, что декан закрывает глаза на то, чем занимаются все, включая студентов, но не на то, что делает он. Ему следовало действовать крайне осторожно.
За последнее время Матео Колон приобрел около десятка трупов, все - женские. Он составлял подробные описания вскрываемых тел, где указывались имя, возраст, причина смерти, внешний вид, причем отображались не только изучаемые органы, но даже выражение лица каждого трупа.
Однако его занятия имели отношение скорее к живой плоти, чем к мертвой. И прежде всего, к плоти, которой не было доступа в Университет, - к запрещенной плоти. Об исполнении этого предписания декан заботился неукоснительно, но не всегда успешно. Устав категорически запрещал появление в стенах Университета женщин. Тем не менее по причинам, имеющим большее отношение к зову плоти, чем к науке, туда нередко приходили крестьянки, которые то и дело дарили ночь утех преподавателям и студентам.
В Университет можно было попасть двумя способами: либо перелезть через высокую стену, либо затаиться среди трупов, которые еженедельно привозили на телеге в морг. Спрятавшись под рогожей, женщины лежали неподвижно, пока не оказывались в подвале, в морге, откуда их забирали любовники.
Однажды, очевидно истомившись долгим вынужденным воздержанием, знаменитый университетский профессор раздел одну из крестьянок там же в морге, как раздевают всех мертвецов, и в самый ответственный момент роскошной фелляции в мрачный подвал заглянул университетский священник, только что видевший этот "труп", который вдруг необъяснимым образом ожил. Профессор не сразу обнаружил присутствие священнослужителя, который во все глаза смотрел на тонкие ноги и весьма внушительный член профессора, извергавший семя на пышные формы "покойницы'1. Когда же, вслед за последним стоном, переведя наконец дыхание, профессор увидел священника, стоявшего в дверном проеме, то догадался вскрикнуть, вытаращив глаза:
- Miracolo! Miracolo! - и тут же привычно пустился разглагольствовать об аристотелевых теориях о духе, который в своем изобилии передает семя, что, говоря языком метафизики, порождает жизнь. А если семя может вызывать в материи животворный дух, то почему по той же самой причине оно не может возвращать к жизни умерших, - говорил он, запихивая еще возбужденный член под одежду. Едва закончив свой красноречивый монолог, он исчез за дверью и понесся вверх по лестнице с криком: - Miracolo! Miracolo!
Разумеется, у Матео Колона были свои причины приводить женщин в Университет.
И, разумеется, у женщин, тайно посещавших анатома, тоже были свои причины.
Руки Матео Колона прикасались к женскому телу, словно пальцы музыканта к инструменту. Наука и искусство с размытой границей между ними превратили его руки в самый тонкий, самый прекрасный и самый сложный инструмент; необъяснимое, таинственное искусство дарить наслаждение; наука, которая, как и умение беседовать, не оставляет ни следа, ни улики.
IV
Был полдень, когда messere Витторио вышел -из ворот Университета и направился к рыночной площади. Под нежарким январским солнцем бродячие артисты забавляли столпившихся прохожих своим ремеслом. Подальше, перед площадью, группа солидных людей - торговцев и синьоров -собралась вокруг banditori*, по очереди выкрикивавших свежие указы. Чуть дальше стояли те, кто предпочитал справляться у путников, только что прибывших из-за горы Вельдо, какие интересные новости - неважно, насколько правдивые, - они привезли.
Messere шел быстрым шагом. Проходя мимо трех колодников-воришек, пойманных в этот день, он вынужден был пробираться сквозь толпу женщин и девочек, которые отталкивали друг друга, чтобы плюнуть в преступников. На другом конце площади последний оставшийся посыльный завязывал свою переметную суму, собираясь вскочить на коня.
Все еще в тревоге, messere Витторио послушал последние новости из уст banditori. А когда снова проходил мимо колодников, с ужасом подумал и о собственной участи. Если и дальше будет хорошая погода, письмо достигнет Флоренции примерно через месяц. К тому времени, если не случится чуда, Матео Колона уже не будет в живых.
Он взмолился судьбе, чтобы хорошая погода продержалась.

Путеводная звезда
Комната Матео Колона являла собой квадрат со сторонами, равными примерно четырем шагам. Маленькое окошко над строгим пюпитром не было застеклено. Застекленными окнами могли похвастаться только деканат и главная зала. Но если даже стекло оказывалось в целом практичным -особенно зимой - оно, тем не менее, считалось признаком дурного вкуса - по сравнению с изысканными венецианскими шелками, которыми затягивали оконные проемы. В то время в Падуе было несложно распознать дома нуворишей: в их окна были вставлены цветные стекла. А маленькое окошко комнаты Матео Колона не было затянуто и тканью, единственной защитой служил кусок простого полотна, преграждавший путь ветру, зато совсем не пропускавший света. Когда анатому был необходим свет, он вынужден был терпеть ветер, а при дожде - еще и воду. Комната - в нее можно было попасть из крытой галереи, окружавшей двор, - была разделена пополам книжным шкафом, который доходил до терявшегося в полутьме высокого потока. Задняя часть комнаты служила спальней: деревянная кровать и рядом с ней ночной столик с подсвечником. В передней половине, перед книжным шкафом, напротив общей с галереей стены стоял маленький пюпитр. Поэтому тот, кто входил в комнату, видел пюпитр на фоне книжного шкафа, где на полках стояло бесчисленное множество свирепых и удивительных животных, которые, без сомнения, могли бы подсказать случайно попавшему сюда вору, что не стоит идти дальше двери.
Оказавшись запертым в собственной комнате, Матео Колон проводил большую часть времени, глядя сквозь решетку окна. Так он и стоял, устремив взгляд в какую-то неизвестно где находившуюся точку, когда увидел messere Витторио, входившего в главные ворота. Незаметным жестом скульптор дал понять другу, что выполнил его опасное поручение. Матео Колон вздохнул с облегчением. По правде говоря, его меньше волновала собственная участь - она была предрешена, - чем судьба messere.
Анатом не ждал для себя милосердия, которое было оказано его учителю Везалию, когда тот предстал перед судом Святейшей Инквизиции. При случае Андреа Везалий рассказал Матео Колону о некрасивом, постыдном происшествии, которое чуть не привело его на костер: однажды он добился разрешения вскрыть молодого испанского дворянина, умершего во время консилиума. Получив разрешение родителей, он вскрыл грудь покойного и с изумлением и ужасом увидел, что сердце юноши еще бьется. Некстати появившиеся родители обвинили Везалия в убийстве, одновременно против него начала процесс Инквизиция. Инквизиция приговорила Везалия к смерти; однако чуть раньше, чем загорелись поленья в костре, вмешался сам король, который смягчил приговор, отправив анатома в паломничество к Святой Земле во искупление греха.
Матео Колон сознавал, что совершил "преступление" гораздо более тяжкое, открыв то, что должно было навсегда остаться неизвестным. Настолько тяжкое, что не оставалось никакой надежды, даже если отказаться от собственного открытия, как поступил другой питомец Падуанского университета, Галилео Галилей. Открытие Галилея было практически "неосязаемым". Его же "Америка" была легко достижима.
- Что станет с человечеством, если вашим открытием завладеют дьявольские силы'? - сказал ему декан, узнав об этом, и взял с него клятву молчать, мгновенно решив, что ученый, по всей видимости, принадлежит к тем, кто пополняет все более многочисленные ряды приверженцев дьявола. - В какие невероятные беды будет ввергнуто человечество, если Зло завладеет волей женщин? - задал ему вопрос декан, давая понять, что женской волей должны завладеть именно его, декана, намерения, разумеется, во имя Добра.
Так что Матео Колону не приходилось ожидать ничего, кроме костра.
Однако не от этой безысходности ему перехватывало горло; не от неминуемой близкой смерти, не от сидения взаперти и вынужденного молчания. Это fie было ни воспоминание об Инес де Торремолинос, ни сомнения относительно судьбы только что написанного письма. Его терзало не то, что он разгласил тайну, о которой поклялся молчать. Его мучило даже не то, что обнародовать открытие не было никакой возможности, а то, что невинная цель, которая привела его к открытию, осталась не достигнута.
Цель, приведшая Матео Колона к открытию, не была ни теологической посылкой -как это пытались представить, - ни честолюбивым стремлением философа - как это обосновывали, - ни даже желанием революционизировать анатомию, - чего он, вопреки всему, достиг. Он не шел, полон решительности, во имя Истины на костер, как его коллега Мигель де Сервет.
Источником его открытия было не что иное, как несчастная любовь. Он страстно желал не постижения общих законов, которые правят непонятным поведением женщин, но всего лишь места в сердце одной из них.
Путеводная звезда, которая привела Матео Колона к "сладостной Земле Обетованной", разумеется, имела имя. Она звалась Мона София.

Путана
I
Мона София родилась на острове Корсика. Ей не исполнилось и двух месяцев, когда однажды летним утром ее украли у матери, оставившей девочку на берегу впадавшего в море ручья, в котором она стирала белье. Конечно, Корсика в те времена была не очень счастливым местом для женщины, произведшей на свет красивую девочку. С тех пор, как сначала Марк Антоний, а затем Помпеи изгнали пиратов из их "республики" на Сицилию, после того, как это обширное сообщество рассеялось по морям Европы и Малой Азии, "сицилийцы" с терпеливым и непреклонным упорством возвращались, чтобы основать свою родину на этот раз на островах Корсика и Сардиния. Оценив раннюю и многообещающую красоту девочки, пираты Черного Горгара погрузили ее на борт бригантины вместе с группой монгольских рабов и продали какому-то греческому торговцу. Малышка сумела пережить путешествие благодаря заботам разлученной со своим сыном молоденькой рабыни, в груди которой еще сохранилось молоко. Ее пребывание в Греции было очень непродолжительным; один венецианский торговец купил ее за несколько дукатов, и снова ее погрузили на корабль, на этот раз направлявшийся в Венецию: наверняка там уже ждал покупатель.
Донна Сидонна заплатила за девочку двадцать флоринов и сочла, что совершила превосходную покупку. Увидев черную от грязи девочку, донна Сидонна первым делом сунула ее в корыто с мыльной водой. Она терла малышку с таким же усердием, как чистят заржавевший котелок, сполоснула ее, обтерла, надушила розовой водой, - избавить тельце девочки от корабельной вони оказалось не так-то легко. Затем сбрила ей волосы жесткие, словно проволока, длинные пряди - и, наконец, положила ее на одеяло перед камином. Когда девочка крепко уснула, донна Сидонна надела ей на запястье браслет из слоновой кости с золотом, какие носили все проститутки этого дома. И видя, что малышка худа и слаба - на корабле ее вскармливала грязной грудью изможденная рабыня, у которой едва хватало на это сил, - назначила ей в кормилицы Оливу, молодую рабыню египтянку. Молоко у нее было отличное. Свое имя она получила из-за цвета кожи, оттенком напоминавшего оливку; стройностью же она могла сравниться с оливковым деревцем. Она была высокой, с великолепными грудями, соски которых в диаметре не уступали золотому флорину. Олива являла собой воплощение образцовой кормилицы: она была смуглой, а ведь известно, что у белокурых женщин молоко горькое и водянистое, негритянки же хороши, чтобы вскармливать диких зверенышей, а не белокожих детей. Уже к концу недели стало заметно, что дело идет на поправку: у малышки появились на теле складочки, она отрыгивала громко, как извозчик, ее какашки (которые донна Сидонна внимательно изучала) были твердыми, а цвет их свидетельствовал о превосходной работе кишечника.
Когда исполнился месяц со времени прибытия девочки в дом, донна Сидонна надела на нее платьице с множеством кружев, надушила жасминовой водой и приказала позвать священника, чтобы тот совершил первое таинство -само собой разумеется, хорошая проститутка должна быть крещена. Донна Сидонна обсудила со священником цену этой услуги, и они в конце концов достигли соглашения относительно платы: священник требовал ласк одной из девиц каждый день в течение месяца, причем желал иметь ее "per tutti gli orifizi". Донна Сидонна предлагала услуги только в течение одной недели и без всяких изысков. Сошлись на том, что священник будет пользоваться услугами одной проститутки в течение двух недель и иметь ее "per tutti gli orifizi". В тот же день малышку окрестили, и донна Сидонна дала ей имя Нинна.
Нинна жила вместе с восемью такими же девочками, но ее отличие от других "воспитанниц" дома проявилось очень скоро. Никто не рыдал с такой силой и не ел с таким аппетитом - таким, что соски Оливии становились лиловыми к концу каждого кормления. И, в отличие от остальных, Нинна решительно отвергала свивальники, которыми донна Си-донна пеленала ее по ночам. Плач, которым она выказывала свой протест, был так заразителен, что остальные начинали хором вторить, подобно тому, как нанятые плакальщицы на похоронах подражают рыданиям безутешной вдовы. Это было первое, весьма невинное проявление опасной строптивости. Хорошая проститутка, как и хорошая жена, должна быть послушной, покорной и благодарной.
По мере того, как девочка вырастала, становясь рослой и красивой, развивался и ее взрывоопасный нрав. В зеленых широко открытых глазах с длинными изогнутыми черными ресницами видны были ум, коварство и сарказм, который возбуждал у окружающих тот же страх, что вызывает взгляд змеи у ее жертвы. В суеверных душах при виде девочки пробуждался ужас и самые черные предчувствия. У людей религиозных просыпался страх перед адскими силами, поскольку общеизвестно, что ум в красивой женщине - знак ее связи с дьяволом.
Незадолго до того, как Нинне исполнился год, она начала бормотать первые слова и, что удивительно, совсем не те, что на своем детском языке лепетали остальные. Если маленькие питомицы начинали называть кормилиц по имени и, в знак благодарности, обращаясь к донне Сидонне, называли ее mamma, Нинна словно не замечала присутствия своей благодетельницы и даже не удостаивала ее взглядом. Ни к чему не приводили усилия нянек, которые на руках подносили ее поближе к mamma, добиваясь от нее хотя бы улыбки. Ничего не вышло, они добились лишь того, что девочка приветственно отрыгнула у носа своей покровительницы. Донна Сидонна утешала себя тем, что Нинна еще очень мала и не понимает, что ей досталась лучшая участь, которая может быть уготована женщине. Ее девочки еще не могут сосчитать, сколько денег истрачено на каждую из них. В конце концов, донна Сидонна только освободила их родителей от труда вырастить женщину. Наверняка родители маленькой Нинны страдали от того, что их дочь похитили, но лучше пережить горе один раз, чем горевать всю жизнь. В самом деле, родители должны радоваться. Кто, если рассудить, может быть счастлив, произведя на свет дочь? Расходы за расходами, пока дочь ходит в девицах, а если ей повезет найти мужа, еще надо разоряться на приданое. Если бы все рассуждали так, как она, - думала донна Сидонна, - эти выжиги-ростовщики не могли бы наживаться на бедных и отчаявшихся отцах замужних дочерей. И потому ее радовала девочка - даже ее коварная отрыжка, даже невоспитанность. Все это свидетельствовало о том, что ее ждала иная жизнь.
Однажды утром, когда донна Сидонна пришла проверить, как спит ее неблагодарная "дочь", она обнаружила, что малышка стоит на постельке и, не отрываясь, пристально смотрит на нее. К крайнему изумлению донны Сидонны, Нинна встретила ее приветствием:
- Puttana... - сказала она, превосходно выговорив слово, и добавила: - Дай мне десять дукатов.
Это были первые пять слов, произнесенные Минной. Донна Сидонна осенила себя крестом. Если бы она могла, то выбежала бы из комнаты. Но она так перепугалась, что сумела только издать жалобный вопль. Донна Сидонна решила, что эти пять слов - несомненный знак, что малышка одержима злым духом. Поэтому дело решилось довольно быстро.
Еще до того, как у Нинны развилась грудь, а соски приобрели твердость миндального ореха и размер и гладкость лепестка, ее перепродали торговцу за десять дукатов, то есть, за полцены, которую когда-то заплатила ее благодетельница. Как-то летним утром она была продана на торгах на городской площади вместе с группой рабов-мавров и молоденьких проституток, за нее просили песо, и в конце концов ее купила madonna Крета, дама человеколюбивая и, между прочим, хозяйка одного из венецианских борделей.
III
Нинна - так было выгравировано на браслете - получила новое, более изысканное имя - Нинна София. Она была самой младшей "воспитанницей" борделя. Ее новой mamma была теперь мадонна Крета, неплохо преуспевшая и уже оставившая свои занятия куртизанка. От мадонны Креты не приходилось ждать ни нежностей, ни забот, какими щедро осыпала Нинну ее прежняя благодетельница. И еще меньше - терпения. Заполучив девочку и придирчиво, словно кочан салата, осмотрев ее, она поздравила себя с новой покупкой, подумав, что через несколько лет - два-три года - ее небольшое вложение капитала сможет начать приносить доход. В Венеции не было недостатка в знати, священниках, педерастах, и, разумеется, эти три составляющих давали разнообразнейшие комбинации. Да, это была хорошая сделка, сказала себе мадонна Крета. Она уже представляла себе лицо messere Джироламо ди Бенедетто при виде этой нетронутой юной плоти. Каких денег он ни заплатит за то, чтобы ласкать своими старческими пальцами этот завиток вульвы, чего только ни отдаст, чтобы потереться УВЯДШИМ членом о крепенькие бедра ее юной питомицы. Мадонна Крета уже предвкушала, как станет считать золотые дукаты. Но все получилось не так удачно.
Нинна София осмотрела новую спальню, которую ей предстояло делить с четырьмя уже взрослыми питомицами мадонны Креты. Комната была хуже конюшни, да и воняло здесь, как в стойле. Окон не было. Вдоль стен стояли деревянные кровати, на которых вместо тюфяков лежали мешки с соломой, а на краешках сидели ее новые подруги. Все они были рабынями, купленными за несколько дукатов. Одна - беззубая, у другой - явно выраженный застарелый сифилис, еще две сидели, потерянно уставясь в одну точку. В их взглядах читалось смирение и печаль, которая не покидает человека до последнего дня, - а он, судя по всему, для каждой из них был недалек. В комнате едва можно было дышать. Нинна Coфия выразила свое недовольство жалобным криком, перешедшим в громкий плач. Когда дверь открылась, Нинна, ожидавшая увидеть свою кормилицу Оливу, успела только разглядеть мощную фигуру приближающейся к ней мадонны Креты. После первых трех пощечин она поняла, что, если перестанет плакать, прекратятся и побои. Так и случилось. И тогда-то малышка Нинна обещала себе больше не плакать никогда в жизни. И сдержала слово.
Она становилась все более неуправляемой, все более жесткой и опасной. Нинна София была ядовитым цветком.
Напрасны были наказания, которым с удовольствием подвергала ее мадонна Крета. Ни к чему не приводили ни удары ремнем по спине ни ночные стояния на коленях на зернах кукурузы, ни посулы всех кругов ада. Нинна София смотрела на свою покровительницу зелеными глазами с длинными изогнутыми ресницами, глазами, в которых с каждым разом светилось все больше ума и злости и в которых не было ни слезинки, смотрела с джокондовской улыбкой и тихонько спрашивала: - Вы уже закончили, мадонна Крета?
Мадонна Крета решила, что если малышка достаточно выросла, чтобы не слушать ее наставлений, то ей пора зарабатывать себе на хлеб. И мадонна Крета, как уже давно задумала, отправилась в дом к messere Джироламо ди Бенедетто, чтобы рассказать ему о своей новой подопечной.
Messere Джироламо, один из самых процветающих шелковых фабрикантов в Венеции, а до прошлого года еще и глава гильдии, был уже стар и потому решил удалиться от публичной жизни и целиком предаться праздности, чтобы насладиться немногими годами, которые ему остались. На самом деле, он и без того всю жизнь пребывал в праздности, только сейчас, вместо того чтобы играть в карты с коллегами в своей конторе в гильдии, он занимался этим в своем весьма гостеприимном палаццо. У messere Джироламо ди Бенедетто было две слабости: карты и дети. Разумеется, он терпеть не мог, когда его называли педофилом. В конце концов, что дурного в том, чтобы любить детей и сколько-то помогать им деньгами, особенно если родители ребенка бедны?
Цена, которую назначила мадонна Крета, показалась ему довольно высокой, но он не стал возражать: денег у него было предостаточно, даже если бы он захотел истратить их все, то за оставшиеся ему годы не сумел бы. И хотя было хорошо известно, что у него сохранилась привычка скупиться, в таких деликатных вопросах он не останавливался перед затратами. Он лишь попросил мадонну Крету подробно описать ему девочку. Messere Джироламо ди Бенедетто слушал с отрешенным видом и, казалось, наслаждался самим предвкушением. Если бы messere мог знать, как обойдется с ним малышка Нинна, он предпочел бы умереть в тот же день.
IV
Как было условлено с мадонной Кретой, messere Джироламо пришел в бордель к назначенному часу. Он предусмотрительно явился заранее, чтобы пройти никем не замеченным. Ему пришлось переждать нескольких прохожих и задержаться из-за нескончаемой беседы двух женщин перед входом в соседнюю лавку. Когда же они распрощались, он выждал некоторое время, надвинул шляпу, чтобы она затеняла лицо, и, наконец, торопливым шагом вошел в небольшой дворик.
Чуть пренебрежительным жестом messere Джироламо отверг бокал вина, который предложила ему мадонна Крета. Ему не терпелось. Его изношенное сердце билось сейчас с юношеской силой - такой случай выпадает не каждый день. Склонность к детям уже доставляла ему неприятности, дважды его публично обвиняли в насилии над детьми, но несмотря на это, по счастью, он сумел с помощью щедрых "знаков внимания" уговорить своих обличителей не подавать в суд. В Венеции ходило много слухов о склонностях messere Джироламо. Но мадонна Крета была гарантией тайны. Ее занятия прежде всего предполагали сдержанность. Именно по этой причине она почти не чувствовала угрызений совести, получая обещанные двадцать дукатов.
Мадонна Крета провела его в специально приготовленную для этого случая комнату. Стоя в дверном проеме, радушная хозяйка пригласила messere Джироламо ди Бенедетто войти и, прежде чем оставить его наедине с девочкой, любезно предупредила:
- Наслаждайтесь, но смотрите, не обижайте ее.
Когда messere Джироламо ди Бенедетто увидел маленькую Нинну, глаза его загорелись. Это походило на сбывшийся сон - девочка лежала на животе совершенно обнаженная. Сначала messere слегка похлопал ее по ягодицам и провел узловатыми старческими пальцами по крепким бедрам. На спинку девочки упала ниточка тягучей слюны, он растер ее ладонью. Нинна не выражала никакого сопротивления и даже нежно улыбалась, когда старик, в полном восторге, посадил ее к себе на колени. Уже много лет messere Джироламо ди Бенедетто страдал бессилием, а сейчас от этого печального явления не осталось и следа, и он сказал себе, что маленькая Нинна - настоящее чудо. Конечно, это была не та эрекция, что составляла его гордость в юные годы, но все же лучше, чем ничего. Он взял девочку подмышки, приподнял и посадил ягодицам на свой член, скромно приподнимавши плащ, который messere все еще не снял. Уже давно он не приходил в такое возбуждение. Нинна, ощутив выпуклость, потерлась об нее попкой, словно кошечка, чем еще больше распалила старика, который нетерпеливо приподнял плащ и, взяв член в руки, продемонстрировал его девочке. Нинна рассмотрела фиолетовую штуку, которую теребил старик, и тут же протянула к ней ладони. Ручка Нинны была настолько мала, что не смогла обхватить и половины головки члена.
- Не хотите ли вы поцеловать моего дружка? - спросил ее старик, и Нинна, которую, казалось, позабавило, как "ее" клиент именовал эту штуку, улыбнулась, ее улыбка показалась messere откровенно сладострастной. Да, это подходящее слово "сладострастие" никогда раньше ему не приходилось видеть такой чудесной склонности у маленьких девочек. И действительно, если бы кто-то посторонний наблюдал эту сцену, то несомненно решил бы, что маленькая Нинна занимается "совращением старцев". Как и просил messere Джироламо ди Бенедетто, Нинна приблизила губы к его члену - теперь уже совсем твердому и вставшему сильнее, чем когда-либо, в том числе в дни юности,- и поцеловала его, как кормилица Оливия учила ее целовать щеки донны Сидонны, чему она, правда, всегда противилась. Словно взрослая женщина, Нинна закрыла глаза и провела губами вокруг головки. Старик сидел, выкатив глаза, и трепетал, как лист. Словно вскормленная не грудным молоком, а млеком члена - никто не обучал ее искусству фелляции, - Нинна раскрыла рот, насколько смогла, и забрала туда всю головку целиком. Старик не верил своим глазам.
- Маленькая шлюха, - прошептал он, - маленькое отродье семи поколений шлюх.
И пока он говорил, девочка смотрела на него зелеными глазами с длинными ресницами и все глубже вбирала член в рот. Потом Нинна ощутила содрогания в основании того, что держала во рту. И в этот самый момент она изо всех сил сжала челюсти, вонзив зубы в плоть до самых десен, и с силой бросилась с кровати на пол. На несколько секунд Нинна зависла в воздухе, держась зубами за член старика, пока, наконец, откушенный кусок не оторвался. Messere Джироламо ди Бенедетто ничего не понимал, пока не увидел поток крови, бьющей из основания члена. Только тогда он разглядел - словно в бреду, - что головки члена нет. Девочка глядела на старика с ангельской улыбкой, жуя кусочек плоти, и ее взгляд, прикованный к клиенту, который уже валился с кровати на пол, описал параболу Ноги - напряженные, как струны лютни, - торчали в виде буквы V над кроватью, что показалось Нинне довольно изящным.
Когда прошло оговоренное время, мадонна Крета приоткрыла створку двери и, все еще не заходя в комнату, прошептала:
- Время истекло, messere, надеюсь, вы не обидели девочку.
Мадонна Крета споткнулась о труп своего клиента и, не успев ни за что ухватиться, поскользнулась в луже крови и грохнулась на пол рядом с телом. Нинна, сидевшая в углу комнаты, все еще перекатывала во рту кусочек плоти и казалась довольной началом своей работы. Она улыбнулась мадонне Крете, как бы говоря: "Ты довольна? Так я должна зарабатывать себе на пропитание?"
В этот же день Нинна София была жестоко избита колодкой для обуви.

Творец
I
Несмотря на панику, мадонна Крета сумела завернуть в холст труп messere Джироламо ди Бенедетто, сунула девочку себе подмышку и села в небольшую гондолу. Заплатив звонкой монетой за молчание гондольера, она столкнула за борт умер кастрата и девочку в относительно тихом месте Канал-Гранде.
И, словно по предначертанию судьбы, избитое тельце Нинны Софии было выброшено на набережную Сан-Бенедетто, прямо на мол, к которому спускалась лестница из дворика Школы, которую тридцать лет назад основал Массимо Трольо.
Массимо Трольо был fattore delle puttane, самым почитаемым во всей Европе. На самом деле, он покупал, продавал и грабил не хуже любого торгаша. Но это было только началом долгой и трудоемкой работы, первая ступень в дорогостоящем и, соответственно, прибыльном занятии. Массимо Трольо был выдающимся педагогом, в нем соединялись черты наиразвратнейшего педераста и учителя в самом высоком смысле.
Fattore, "отец", как его называли некоторые был основателем самой престижной Scuola di Purtane, отцом, если можно так выразиться, племени самых прекрасных в Венеции проституток, самой Ленны Грифы и всех куртизанок, которые украшали двор Медичи, куртизанок, которые пленяли сердца монархов и архиепископов. Всех куртизанок, в честь которых возводились самые роскошные дворцы Венеции.
Ни одна императрица не получала более блестящего образования, чем проститутки Массимо Трольо. Младшие, вроде маленькой Нинны Софии, были предметом самых тщательных забот. Мадонны - старшие проститутки - должны были воспитывать девиц более нежного возраста. Они купали их в молоке волчицы, потому что вода была запретна из-за заразных болезней, к тому же, как учил Массимо Трольо, молоко волчицы способствует развитию и препятствует старению. Девочкам протирали кожу слюной кобылы, чтобы тело не было дряблым и один день в неделю им приходилось спать в свинарнике рядом со свиньями, чтобы они выучились переносить любые, самые отвратительные запахи и самое неблагодарное общество.
Массимо Трольо был автором "Школы куртизанок"*, книги, состоящей из семисот пятнадцати афоризмов, разделенных на семь книг - несомненно, навеянной "Афоризмами" Гиппократа. В ней, наряду с прочим, утверждалось, что лучшие проститутки получаются из девочек, рожденных от:
1. плотника и доярки;
2. охотника и монголоидной женщины, лучше всего китаянки;
3. моряка и вышивальщицы.
Кроме того, он утверждал, что "женщина в состоянии зачать младенца от семи мужчин, семенной секрет которых соединяется в матке и сочетается один с другим в соответствии с семенной силой каждого из отцов ".
"Быть Творцом куртизанок - высочайшее искусство, высшее, чем быть парфюмером или даже алхимиком; как и они, мы соединяем сущности наиболее благородные с наиболее низкими, самые антагонистические и самые гармоничные".
Массимо Трольо проявил особый интерес к девочке, которую ему подарило проведение. Чтобы не оставалось никаких сомнений в том, что она - одна из его воспитанниц, с нее сняли прежний браслет и надели новый - золотой, украшенный рубинами, - где было написано ее новое и окончательное имя - Мона София. Он редко видел девочек с подобным характером, рано развившимся умом и редкостной, неповторимой красотой. В детском теле Моны Софии воплощались все путаны, некая сущность путаны в чистом виде. Однако Мона София не была свободна от двух больших и, несомненно, таинственных недостатков, с которыми вынужден сражаться учитель путан: от любви и наслаждения. Никогда еще Массимо Трольо не видел такой безмерной ненависти, какую источала девочка; его беспокоило не то, что он был объектом этого чувства, а то, что, как он знал по опыту - и об этом свидетельствовал афоризм IX, - "насколько женщина склонна к ненависти, настолько же она склонна к любви". Его тревожило и другое: не столько отсутствие каких-либо проявлений печали, сколько подозрение, что бесчувственность Моны Софии это маска, под которой скрыта печаль, и чем сильнее печаль девушки, тем острее наслаждение, которое она дарит, И, наконец, начальное образование путан посвящено не чему иному, как запрету любви и наслаждения. Эта работа велась долго и терпеливо, чтобы как не однажды уже случалось, - в один прекрасный день неблагодарная не ушла, влюбившись в какого-нибудь мужчину. Среди прочих афоризмов Массимо Трольо были следующие:
- Развратить труднее, чем воспитать.
- Легче заменить одну нравственную систему другой, чем лишить кого-либо нравственности.
- Воспитание на нравственных примерах способствует формированию куртизанки.
- Как и философ, учитель куртизанок должен быть проводником нравственности.
- Для монарха удобнее существование куртизанок ради денег, чем существование куртизанок ради удовольствия.
Теория Массимо Трольо основывалась на эллинистических канонах. Афоризмы, выходившие из-под его пера, и, соответственно, его практика были - почему бы и нет? - теми же, что в "Метафизике" Аристотеля. Аристотелевской была его концепция женщины и мужчины, и аристотелевским, разумеется, было его суждение о воспроизводстве. Он также припадал к аристотелевскому источнику, чтобы дать объяснение, каким образом "мужчина должен быть, по естественным причинам, полезен женщине". В главе "О чудовищной природе женщины" он говорит: "Как учил Аристотель, сперма мужчины есть сущность, сущностная возможность превратить определенную возможность в будущее существо. Мужнина несет в своем семени дух, форму, личность, то есть kinesis, который создает из вещи живую материю. Мужчина, в конце концов, это тот, что дает вещи душу. Семя несет движение, которое ему сообщает его родитель, оно есть исполнение идеи, соответствующей форме самого родителя, однако не предполагает передачу материи со стороны мужчины. Б идеальных условиях будущее существо будет тяготеть к полной тождественности отцу. Женщина предоставляет материальную опору в виде своей крови, телесности, плоти, которая стареет, ветшает и умирает. Сущность души неизменно мужская. Как учил Учитель, рождение девочек, во всех случаях, результат слабости родителя по причине болезни, старости или слишком раннего зачатия.
Женщина всегда дает материю, а мужчина - творческое начало: для нас это, в действительности, соответствующая каждому из них функция, и именно - быть самкой и самцом. Необходимо также, чтобы самка предоставила тело, определенное количество материи, но это не обязательно для самца: не обязательно, чтобы инструменты существовали в изделиях, которые они создают, так же в них нет того, кто их изготавливает ".
Это отнюдь не единственное замечание Массимо Трольо относительно зачатия, кроме того, он писал - и всегда под интеллектуальным покровительством Аристотеля, - о самой генеалогии живого существа: "Семя содержит в себе форму в возможности" . "Семя это не часть формирующегося плода, как ни одна частица не переходит от столяра к изделию, над которым он работает, чтобы соединиться с деревом, так и ни одна частица семени не может вмешаться в создание эмбриона ". И подтверждает примером: "Музыка - это не инструмент, и инструмент - не музыка. Однако музыка тождественна предшествующей мысли автора ".
Следовательно, суть теории Массимо Трольо такова: собственность, отцовская власть, право обладать наследием части создателя, то есть отца. Поскольку ясно, что целью Аристотеля было не что иное, как новое подтверждение греческого права.
Женщина, согласно теории, просто прах, чья сущность - это кровь, появляющаяся раз в месяц: неочищенная жидкость, нечистая, необработанная, инертная и аморфная, но несомненно, затронутая духом, kinesis, своего слабого родителя.
Мона София была самой красивой, раньше других развившейся ученицей Массимо Трольо. У нее, кроме этого, рано проявилась готовность к профессии. Она была редкостно чувственна для своих лет. Когда Моне исполнилось шесть лет, Массимо Трольо счел, что девочка может приступить ко второму этапу образования.
В "Школе куртизанок" ученицы с ранних лет получали религиозное образование, их учили античной мифологии, обучали, разумеется, чтению и письму не только на родном языке, но и на греческом и латыни. "Школа" была в высшей степени возрожденческим институтом, престижным, как любая из многочисленных художественных школ на полуострове. По правде говоря, "Школа" получала субсидию от городских властей, а каждая из учениц возводилась в ранг государственной служащей.
Мона обожала истории, которые ей рассказывала Филипа, ее воспитательница. Каждый раз, слушая историю про Иону в чреве кита, она широко раскрывала глаза и просила Филипу опустить лишние подробности и сказать ей сразу, что станет с героем.
Все было прекрасно, пока Филипа не начинала выдвигать обвинения. Мона категорически отказывалась отвечать за распятие Господа нашего Иисуса Христа, ей были невыносимы обвинения в том, что Он умер ради нее. Кроме всего прочего, кто она такая? Как может повлиять ее незначительное существование на смерть - ни больше ни меньше - самого Спасителя?
Кроме того, она не признавала собственной вины или отрицала свое сообщничество в грехах Евы, которую она к тому же никогда не видела. Однако, в конце концов, Мона София принималась без особой убежденности кивать головой, поскольку могла вынести что угодно, только не пронзительные крики Филипы, от которых у нее лопались барабанные перепонки.
Мона София в силу способностей Массимо Трольо, а возможно, и вопреки его собственным желаниям, стала его лучшим произведением.
Десять лет образования и заботливого обращения принесли свои плоды: Мона София была самой прекрасной женщиной в Венеции. Творец куртизанок умел быть терпеливым. Когда его ученице исполнилось тринадцать лет, он объявил ей, что пришла пора посвящения. Мону представили обществу на ежегодном празднестве, которое Массимо Трольо устраивал в своем палаццо. Это была волнующая церемония, на которой каждая закончившая школу куртизанка получала приказ о назначении на должность государственной служащей из рук какого-нибудь почтенного деятеля Республики. Когда назвали имя Молы Софии, воцарилась изумленная и благоговейная тишина. По сравнению с женщиной, которая входила в двери залы, Венера Медицинская показалась бы неотесанной крестьянкой.
Со всех концов Европы в "Школу" съезжались знатные господа и тратили целые состояния. Менее чем за полгода Массимо Трольо окупил все - до последнего дуката -затраты на свою ученицу. В течение первого года Творец куртизанок получил впятеро больше, чем вложил в нее. Тело Моны Софии увеличило состояние Массимо Трольо на... две тысячи дукатов!

Свобода
I
На втором году после окончания Мона София явилась в роскошный scriptorium* Массимо Трольо. Творец вел бухгалтерию "Школы", склонившись над толстой тетрадью с золотым обрезом.
- Я пришла объявить вам о своей свободе, - произнесла Мона София, даже не поприветствовав его.
Массимо Трольо поднял взгляд от счетов. Он ясно расслышал фразу, но не понял ее, словно его собеседница говорила на неизвестном языке.
- Вот документ, который освобождает меня от вашего покровительства, - сказала она, протягивая ему пергамент, исписанный красными чернилами. - Не вставайте, не надо, только поставьте вашу подпись вот здесь, -Добавила Мона София, кладя документ на письменный стол.
Массимо Трольо откровенно расхохотался. За всю долгую жизнь к нему никто не обращался с просьбой - если так можно назвать требование его ученицы, - настолько бесстыдной. Да, ему не раз приходилось страдать от побегов своих неблагодарных учениц. Для примера он наказал одну возвращенную беглянку - в таком случае обычно ампутировали палец на ноге, - но чтобы ученица вот гак вторгалась в его покои с подобными претензиями... Да это же наглость, откровенный абсурд!
- Напоминаю тебе, что у "Школы" есть свои правила и нормы, - начал Массимо Трольо с теплой отцовской улыбкой, - поэтому...
Не дав учителю закончить фразу, Мона София вытащила кинжал из золотых ножен и приставила острие клинка к своей груди. Совершенно хладнокровно она сказала:
- Мое тело с избытком расплатилось с вами за образование, которое вы мне дали, и, если вы согласитесь выслушать меня, я буду благодарна вам. Я испытываю к вам почтение и преклоняюсь перед вами. Но сейчас я требую, чтобы вы вернули то, что принадлежит мне: мое тело.
Массимо Трольо побледнел и тут же покраснел от гнева. Стараясь держать себя в руках, он ответил:
- Мертвая ты мне не нужна. Я могу, если хочешь, подписать то, что ты мне дала, но почему ты думаешь, что я не верну тебя правом, данным мне законом? Ты знаешь, каким бывает наказание.
Мона София улыбнулась. - Вы не станете калечить мое тело. Я ваше создание. Но не считайте меня неблагодарной. Если вы прочтете бумагу, то увидите, что я не забыла о вас; я стану отдавать вам десятую часть денег, что заработаю своим телом, вплоть до того дня, когда кто-то из нас двоих умрет. Выбор - либо десятая доля, либо ничего, - сказала она, втыкая кинжал себе в грудь чуть глубже, и капля крови скатилась по ее животу.
Массимо Трольо обмакнул перо в чернильницу и подписал документ. Мона София опустилась на колени и поцеловала руки своего учителя, а затем навсегда покинула "Школу".
Оставшись один в своем кабинете, Массимо Трольо безутешно плакал.
Плакал, как ребенок.
Плакал, как отец.

Как Матео Колон познакомился с Моной Софией
I
Анатом познакомился с Моной Софией во время своего краткого пребывания в Венеции осенью 1557 года. В палаццо одного герцога, где присутствовал по случаю праздника, который его гостеприимный хозяин устраивал в честь дня своего святого. Мона София стала взрослой искушенной женщиной. Ей было уже пятнадцать лет.
Возможно, из-за высказывания Леонардо да Винчи, не понимавшего, почему мужчины стыдятся своей мужественности и "скрывают свой пол, в то время как должны украшать его со всей торжественностью, словно правителя", возможно, именно поэтому в тот год, в соответствии с модой, мужчины всячески демонстрировали и пышно украшали свои гениталии. Почти все приглашенные, если не считать самых престарелых, были наряжены в панталоны светлых тонов, подчеркивающие их мужские достоинства с помощью лент, крепившихся на поясе и в паху. Те, у кого были веские причины благодарить Создателя, разумеется, следовали этой моде. Те же, у кого таких причин не было, прибегали к различным ухищрениям, чтобы идти в ногу со временем и не выглядеть обделенными природой. В "Подвале Мавра'1 продавались бутафорские накладки, которые можно было пристроить под панталоны, чтобы придать блеск мужчинам не столь блестящим. Среди множества украшений - от орнаментов из бусинок, обрамлявших "правителя", до эффектной отделки жемчугом, - были ленты с привязанными к ним четырьмя-пятью колокольчиками, которые выдавали желание "его милости1'. Таким образом, дамы узнавали, насколько они желанны кавалерам по перезвону бубенцов.
Этот праздник ничем не отличался от других: он начался "танцем с поцелуями", в котором не было никаких определенных правил, все двигались, как хотели. А когда пары "разбивали" или они создавались заново, кавалеру с дамой полагалось обменяться поцелуем.
Матео Колону чужды были танцы, он, хотя и не был старым человеком, носил традиционный камзол, который придавал ему солидный вид среди этой откровенной демонстрации мужских гениталий. И, разумеется, он был награжден взорами женщин более чем те, кто выставлял напоказ свои величественные звонницы, подлинные или бутафорские.
В середине празднества появилась Мона София. Она не нуждалась в том, чтобы о ее прибытии объявляли. Двое рабов-мавров опустили ее паланкин у дверей зала. Если до ее появления внимание кавалеров делилось между тремя-четырьмя женщинами, то теперь самая красивая из них казалась себе, по сравнению с новоприбывшей, сутулой, хромой или горбатой. Мона София была сложена великолепно. Шелковое платье, обнажавшее спину До начала бедер, почти не скрывало тела. В вырезе до половины сосков при каждом шаге колебалась грудь. Посередине лба на нити Фероньеры покачивался изумруд, сверкание которого затмевалось блеском зеленых глаз. Мона София была встречена благовестом сотни колокольчиков.
II
Матео Колон, хотя и находился в отдаленном углу зала, не мог не заметить красоты новой гостьи. Он собрался с духом и прекратил беседу с одной склонной к ипохондрии дамой, которая замучила его перечислением своих болезней.
Мои у Софию встретил гостеприимный хозяин, который тут же увлек ее на танец с поцелуями. Согласно правилам, кавалер приглашал даму поцелуем, и, станцевав несколько па, она меняла кавалера - и так далее. Несомненно, это был самый подходящий танец для обольщения. Правила были таковы: если дама не была заинтересована ни в одном из кавалеров, компромиссным выходом для нее было пригласить женатого мужчину. Если же дама выбирала холостяка, становились очевидны ее стремления. Кроме того, существовали правила и относительно поцелуев. Если дама лишь касалась губами щеки кавалера, это означало, что она просто собирается потанцевать и немного развлечься; напротив, если она награждала его благосклонным звучным поцелуем, это означало более или менее официальные намерения, например, матримониальные. Но если она касалась губами губ кавалера, становились ясными сладострастные желания дамы: это был дерзкий, страстный призыв.
Мона София танцевала на восточный манер: поставив обе руки на талию и покачивая бедрами. Все кругом с любопытством ждали момента, когда ей придется сменить пару. По этой причине каждый из молодых людей оспаривал у другого право стоять в первом ряду, выставляя на всеобщее обозрение - без малейшего стыда, - свое объемистое изукрашенное желание. Однако Моне Софии при других обстоятельствах приходилось видеть многих из юношей, щеголявших теперь неизвестно откуда взявшейся мужественностью, без всяких украшений, кроме тех, с которыми они явились в этот мир. Она рассматривала каждого из тех, кто надеялся быть избранным ею, направлялась к одному из них, а затем, когда, казалось, уже решилась, вдруг поворачивалась на каблуках и шла к другому, которым тоже пренебрегала. Не переставая двигаться в такт мелодии, которую выводили лютни, Мона София скользила и кружилась по зале; кавалеры толпились вокруг. Внезапно Матео Колон увидел, как груди Моны, трепетавшие у края выреза, манят его своими сосками. Мона София решительно подошла к анатому. В других обстоятельствах Матео Колон ощутил бы смущение, но сейчас, видя, как к нему приближается женщина, какой ему не доводилось видеть, он не мог отделаться от ощущения, что кроме нее в зале никого нет. Однако он слышал оживленный говор собравшихся и звуки лютни, он видел даже толпу гостей. Он испытывал то же, что крыса под взглядом змеи. Он не мог, даже если бы захотел, увидеть ничего, кроме зеленых глаз, блеском затмевавших изумруд, висевший на лбу между бровей. Мона София приблизила губы к губам анатома - он почувствовал в ее дыхании аромат мяты и розовой воды - и тут, словно горячий ветер, мимолетно, ощутил в касании ее губ краткую ласку языка. Да, он танцевал, нет, он был сдержан. Он был галантен. Он даже сумел скрыть, что с той минуты и до самой смерти не сможет обходиться без этого аромата мяты и розовой воды, без этого горячего мимолетного ветра, без омута этих зеленых глаз. Он танцевал. Никто бы не сказал, что, словно жертва змеи, в кровь которой неумолимо проникает яд, этот угрюмый танцующий человек только что подхватил смертельную болезнь. Он танцевал.
Навсегда, до самой своей смерти, он будет помнить, как танцевал, очарованный этими злыми глазами, до последнего дня он будет помнить, словно большой церковный праздник, как они удалялись по коридорам, садам и галереям и как в одной из отдаленных комнат дворца, куда доносился едва слышный звук лютни, он целовал ее розовые соски, твердые, словно жемчужины, и нежные, как лепестки цветка. До самой своей смерти он будет помнить, словно черный, но столь сладостный день, ее голос ~ жаркий, как огонь, ее быстрый язык - опаляющий, как адское пламя. До последнего дня жизни он будет помнить, словно тот, кто в пост отказывается и от разрешенной пищи, дабы продлить неутоленный голод, как он отверг ее тело и взамен, поправляя камзол, сказал:
- Я хочу написать ваш портрет.
И, словно потерпевший кораблекрушение, который принимает облака на горизонте за сушу, он поверил, что видит любовь в этих зеленых глазах, опушенных изогнутыми ресницами. Но это были лишь облака.
- Я хочу написать ваш портрет, - повторил он; душу его переполняла страсть.
И он верил, что видит страсть в этих змеиных глазах. Мона София поцеловала его с бесконечной нежностью.
- Можете навестить меня, когда захотите, - сказала она и прошептала:
- Приходите завтра.
Анатом видел, как она оправила платье, как в последний раз подставила ему свою грудь для поцелуя, повернулась на каблуках и пошла к двери. Тогда он услышал, как она сказала, прежде чем исчезнуть:
- Приходите завтра, я буду ждать вас. Но это были лишь облака.
III
На следующий день, ровно в пять часов вечера, Матео Колон поднялся по семи ступенькам, ведущим во внутренний дворик борделя "Рыжий фавн". Он тащил на спине походный мольберт, нес в руках холст, зажимал под правым локтем палитру, а к поясу его камзола был прикреплен УЗКИЙ мешочек с красками. Он так нагрузился, Что едва не наорал на нерасторопную управляющую заведением.
Когда Матео Колон заглянул в комнату Моны Софии, она, одетая во что-то кружевное и прозрачное, заплетала косы перед зеркалом, стоявшим на туалетном столике. Анатом, так и застывший со всем своим снаряжением, видел в зеркале те самые глаза, в которых вчера была любовь. Вот они сейчас, и принадлежат они только ему, только его глазам. Тут он кашлянул, давая знать о своем присутствии.
Даже не повернув головы, Мона София жестом пригласила его войти.
- Я пришел написать ваш портрет.
Даже не повернув головы, Мона София объявила:
- Что вы будете делать во время визита, мне совершенно безразлично. - И тут же добавила: - Кстати, если не знаете, такса десять дукатов.
Вы меня не помните? пролепетал Матео Колон.
- Если бы я увидела ваше лицо... - сказала она своему неизвестному собеседнику, лицо которого скрывал от нее свернутый холст.
Тогда анатом сложил на пол свой багаж. Мона София принялась рассматривать его в зеркале.
- Не думаю, что видела вас прежде, --с сомнением в голосе произнесла она и повторила: - Десять дукатов.
Матео Колон положил десять дукатов на ночной столик, развернул холст, натянул его на подрамник. Достал краски из висевшего на поясе мешочка, приготовил кисти и, не говоря ни слова, приступил к портрету, который должен был бы называться "Влюбленная женщина".
IV
Каждый день, когда механические фигуры на Часовой башне отбивали пять, Матео Колон поднимался по семи ступенькам, ведущим во внутренний дворик борделя на улочке Боччьяри, входил в комнату Моны, клал десять дукатов на ночной столик и, пока натягивал холст, даже не сняв плаща, говорил Моне, что любит ее, что, хотя она не хочет знать его, он видит любовь в ее глазах. Нанося на холст мазок за мазком, он умолял ее покинуть бордель и уехать с ним на другую сторону горы Вельдо, в Падую, говорил, что, если она захочет, он покинет свой университетский кабинет. И Мона, лежа обнаженной на постели, с сосками, твердыми, как зернышки миндаля, и нежными, как лепесток фрезии, неотрывно смотрела на Часовую башню, возвышавшуюся за окном, дожидаясь, пока снова раздастся бой часов. И когда он, наконец, звучал, она смотрела на этого человека исполненным злобы взглядом:
Твое время истекло, - говорила она и удалялась в туалетную комнату.
И каждый день, в пять часов вечера, когда тени от колонн Сан-Теодоро и крылатого льва сливались в одну продолговатую полосу, пересекавшую пьяццу Сан-Марко, анатом приходил в бордель со своим мольбертом, холстом и красками, клал десять дукатов на ночной столик и даже не снимал камзол. Смешивая краски на палитре, он говорил, что любит ее, что, хотя она сама не знает этого, он видит любовь в ее глазах. Он говорил ей, что даже рука Бога не смогла бы вновь создать такую красоту, что, если владелица не разрешит их брак, он выкупит Мону, отдав за нее все деньги, какие у него есть, что она оставит этот позорный публичный дом и они будут жить вместе в его родной Кремоне. И Мона София, которая, казалось, нисколько не слушала его, проводила рукой по своим бедрам, мягким и крепким, словно выточенным из дерева, и дожидалась, пока раздастся первый из шести ударов колокола, и это будет означать, что время ее клиента истекло.
И каждый день, ровно в пять часов вечера, когда воды канала начинали заливать лестницы Матео Колон приходил в бордель на улочке Боччьяри, неподалеку от церкви Святой Троицы, и, даже не сняв берета, прикрывавшего макушку, клал десять дукатов на ночной столик и, пока натягивал холст, говорил, что любит ее, что они скроются вместе на другой стороне горы Вельдо или, если понадобится, на другом берегу Средиземного моря. И Мона, замкнувшись в циничном молчании, в зловещей тишине укладывала косу, доходившую ей до ягодиц, ласкала свои соски и нисколько не интересовалась, как продвигается портрет. Она смотрела только на часы на башне, дожидаясь, пока они начнут бить, чтобы произнести единственные слова, которые, казалось, могла выговорить:
- Твое время истекло.
И каждый день, в пять часов вечера, когда солнце становилось нежарким и призрачным, десятикратно отраженным куполами собора Святого Марка, анатом, сгибаясь под грузом мольберта, обиды и прочего снаряжения, клал десять дукатов на ночной столик, и в комнате, где аромат горькой любви мешался с резким запахом красок, говорил ей, что любит ее, что готов отдать все, чтобы выкупить ее, что они скроются на другом берегу Средиземного моря, а, если понадобится, -по ту сторону Атлантического океана. И Мона, не говоря ни слова, поглаживала попугая, дремавшего у нее на плече, словно в комнате никого больше не было, и ждала, когда механические фигуры на Часовой башне шевельнутся, и тогда, со сладострастной злобой во взоре произносила:
- Твое время истекло.
И в течение всего своего пребывания в Венеции, каждый день, ровно в пять часов вечера, анатом входил в бордель на улочке Боччьяри, неподалеку от церкви Святой Троицы, и говорил ей, что любит ее. Так продолжалось, пока анатом не закончил портрет и, разумеется, пока У него не кончились деньги. Время его пребывания в Венеции подошло к концу.
Униженный, без денег, с разбитым сердцем, в сопровождении одного только ворона Леонардино, Матео Колон вернулся в Падую с единственным решением - единственным и бесповоротным.

Приворотные зелья
I
По возвращении в Паду! Матео Колон проводил большую часть времени, затворившись у себя в комнате. Он выходил разве что к обязательной мессе и для занятий в анатомическом зале. Тайные визиты морг стали реже, затем и вовсе прекратились. Мертвецы перестали хоть сколько-то интересовать его. Закрывшись в своей комнате, он занимался лишь тем, что заново пролистывал и штудировал старинные фолианты по фармакологии. Когда он выходил в лес, граничивший с аббатством, ему уже не было дела до свежих трупов животных, которые показывал ему Леонардино. Вскоре анатом превратился безопасное травоядное животное. Он сделало фармацевтом. Он таскал мешки с бесчисленными травами, которые тщательно классифицировал, делил на группы, а затем готовил и: них настои.
Матео Колон изучал свойства мандрагор! и белладонны, цикуты и сельдерея и выяснял, как эти растения воздействуют на различные органы. Это была опасная затея, поскольку граница, отделявшая фармацевтику от колдовства, без сомнения, была весьма размытой. Белладонна привлекала внимание как медиков, так и колдунов. Древние греки называли ее atropa - несгибаемая --и приписывали ей свойство продлять или обрезать нить жизни. Она была известна итальянцам, и флорентийские дамы применяли сок растения, чтобы расширить зрачки и придать своему взгляду мечтательность, которая - ценой более или менее постоянной слепоты - придавала им ни с чем не сравнимую прелесть. Матео Колон знал о галлюциногенных свойствах зловещей черной белены, особенности которой были описаны в египетских папирусах более двух с половиной тысячелетий назад и о которой, как известно, Альберт Великий написал, что ее применяют чернокнижники, дабы заклинать демонов.
Он приготовил сотни отваров, формулы которых были точнейшим образом записаны, и стал по ночам ходить по самым мерзким борделям Падуи, увешанный фляжками. Матео Колон задался не слишком оригинальной целью: создать препарат, с помощью которого мог бы завоевывать переменчивую благосклонность женщин. Разумеется, существовало множество отваров, которые всего за несколько дукатов могла изготовить даже начинающая колдунья. Однако он еще не выжил из ума. Кроме всего прочего, он окончил фармацевтический факультет. Он превосходно знал свойства всех растений, -он читал Парацельса, древнегреческих медиков и арабских травников.
Среди его записей можно прочесть следующее: "Удостовериться в действенности препаратов можно, когда они попадают через рот в пищеварительную систему. Протирание кожи может давать эффект, хотя это более трудоемкий способ, а результаты гораздо менее заметны и менее стойки. Также можно вводить препараты через анальное отверстие, хотя в этом случае возникают сложности с тем, чтобы тело удержало их, поскольку они могут провоцировать поносы. И, в зависимости от обстоятельств, можно вдыхать их пары, и таким образом их частицы разносятся из легких вместе с кровью. Но наиболее рекомендуемый способ -прием через рот ".
Все это хорошо, конечно, но как дать выпить препарат проституткам, чтобы они не отказались? Самый прямой путь - натереть член настоем высокой концентрации и, путем фелляции, ввести эти вещества в тело женщины.
Результаты были ужасающи.
В первом случае Матео Колон попробовал настой белладонны и мандрагоры в схожих пропорциях. Жертвой стала весьма зрелого возраста mammola, старая шлюха по имени Лаверда, уже давно служившая в публичном доме на верхнем этаже таверны "Муло". Ей платили по полфлорина, и это было щедро. Однако он заплатил не торгуясь.
Прежде чем взять в рот член своего клиента, Лаверда сделала глоток старого освященного вина, имевшего свойство отгонять заразные болезни и злых духов. Анатом знал, что такой обычай основан лишь на предрассудке, но счел его вполне подходящим для исхода своего эксперимента. Лаверда была женщиной привычной к фелляции. Ее сноровке способствовало то, что у нее не сохранилось ни единого зуба, так что член мог скользить с легкостью, не встречая никаких препятствий или помех. Первый признак действия настоя анатом заметил сразу же: Лаверда замерла, приподнялась и посмотрела на анатома возбужденным взглядом, во внезапном восторге, окрасившем ее щеки румянцем. У Матео Колона от волнения сердце забилось быстрее.
- Наверное, я... - начала Лаверда, - я...
- Влюбилась..?
- ...отравилась, - докончила фразу Лаверда, и тут же все содержимое ее желудка хлынуло на камзол клиента.
Потерпев неудачу, Матео Колон приготовил другой настой тех же трав, но в обратных пропорциях: если первый отвар вызвал безмерное отвращение, обратная пропорция трав, если рассуждать логически, должна дать обратный результат. Он на верном пути.
На следующей неделе он снова, натеревшись настоем, поднимался по лестнице, ведущей в публичный дом. Результаты оказались Не менее плачевными. Второй его жертвой стала Каландра, молодая проститутка, которая лишь недавно начала заниматься этим ремеслом. После краткого обморока она очнулась и с ужасом увидела наяву целую череду самых разнообразных демонов, летающих по комнате и спускающихся к ногам анатома. Эти жуткие видения мало-помалу исчезли, уступив место стойкому мистическому бреду.
Тогда Матео Колон решил, что, наверное, будет лучше заменить белладонну беленой. Так он и сделал.
II
Когда Матео Колон вошел в таверну, там воцарилась гробовая тишина. Те, кто был поближе к двери, стали красться к выходу, а оказавшись на улице, в ужасе бежали прочь. По мере того, как анатом продвигался в глубь заведения, завсегдатаи расступались, давая ему дорогу, и здоровались с ним со смесью учтивости и страха. Поднимаясь по лестнице, Матео Колон остановился перевести дух и убедился, что за то краткое время, пока он одолел тридцать ступенек, из таверны исчезли все посетители. Не видно было и старого хозяина.
Постучав в дверцу борделя, он не услышал по ту сторону ни звука. Он был в таком замешательстве, что даже не подумал о причине страха посетителей таверны. Колон уже собирался повернуться и уйти, когда заметил, что маленькая дверца не заперта. Он не собирался входить без спроса, но ему показалось, что чуть приоткрытая дверь означает приглашение. Когда Матео Колон проскользнул внутрь, дверные петли не слишком приветливо скрипнули. В тусклом свете трехсвечника он с трудом разглядел в глубине коридора фигурку.
- Я вас ждала, ~ сказала фигура нежным женским голосом, - проходите.
Матео Колон сделал несколько шагов и только тогда узнал Беатрис, самую младшую из проституток борделя, девочку, которой не исполнилось и двенадцати лет.
- Я хорошо знаю вас, проходите, - повторила Беатрис, протягивая руку. - Я знала, что вы придете. Вам не нужно меня обманывать. Знаю, что настало время, когда сбудется великое пророчество. Прежде чем вы мной овладеете, хочу сказать, что принадлежу вам телом и душой.
Анатом оглянулся через плечо, чтобы убедиться, что она не обращается к кому-то Другому.
- Я знаю, что вы сделали с Лавердой и с Каландрой.
Анатом залился румянцем и про себя вознес молитву за здоровье своих невинных жертв.
- Сделайте меня совсем своей, - хрипло оказала Беатрис, на губах ее играла зловещая Улыбка.
За этим я и пришел... - смущенно проговорил Матео Колон, прежде чем вынуть из а два дуката. Но Беатрис даже не посмотрела на деньги.
- Вы не знаете, как я вас втайне люблю. Не знаете, как я вас ждала.
Анатом что-то не припоминал, чтобы уже потчевал ее своим настоем.
- Как это ты меня ждала..?
- Я знала, что сегодня такой день. Сегодня полная Луна приближается к Сатурну, - сказала Беатрис, показывая на ночное небо за окном. - Вы, наверное, думаете, я не знаю пророчеств астролога Джорджо ди Новара? Это он открыл, что соединение Юпитера с Сатурном породило законы Моисея; соединение с Марсом - религию халдеев; с Солнцем -египтян; с Венерой - рождение Магомета; с Меркурием - Иисуса Христа. - Она сделала паузу, глядя прямо в глаза анатома, и делая ему знак, добавила:
- Сейчас, сегодня Юпитер соединяется с Луной...
Анатом взглянул в окно и увидел полную сияющую Луну. Тогда он вопросительно посмотрел на Беатрис, словно говоря: "А я-то здесь причем?"
- Сейчас, сегодня, настает время вашего возвращения! - и, вскочив на ноги, приглушенно воскликнула. - Это время Антихриста. Я принадлежу вам. Сделайте меня своей! воскликнула она, скидывая одежду и открывая взгляду анатома свою прелестную наготу.
Матео Колон понял не сразу.
- Да пребудет со мной сила Господня, -прошептал он, перекрестился и тут же взорвался гневным воплем:
- Идиотка, маленькая идиотка! Хочешь, чтобы я сгорел на костре?
Он занес кулак и уже был готов ударить эту бесноватую по лицу, но в последний момент сообразил, что может здорово влипнуть. Само по себе обвинение в "бесовстве", конечно, тяжелое, но гораздо хуже невольно навлечь на себя груз проистекающих из него нелепых домыслов. Он уже видел, как убегает из Падуи, преследуемый толпой взбесившихся фанатиков.
Прежде чем россказни Беатрис разлетятся по городу, словно семена, разносимые ветром, анатом решил просить декана отправить его в Венецию, пока воды Падуи не успокоятся. И дабы оправдать эту поездку в собственных глазах, а также не терять из виду цель, служившую ему путеводной звездой, он обратился к мудрости Парацельса:
"Как можно лечить недуг в Германии лекарствами, которые, по умыслу Божиему, обретаются на берегах Нила? А
Эти слова, именно они, положили начало череде самых безрассудных странствий.
III
Он поехал в Венецию. Он продолжал собирать и сортировать травы, Росшие на равнине, плесень, которую оставляла на ступеньках лестниц поднимавшаяся ночью вода, даже зловонные грибы, выраставшие на плодородных почвах, щедро удобряемых благородными отбросами из дворцовых акведуков. Он готовился приступить к сочинению очередного отвара, когда до него дошла весть, что Мона София была девочкой куплена в Греции. Прежде чем отбыть к эгейским морям, он нанес новую рану своему израненному сердцу, тайно наблюдая за прогулками Моны по Пьяцца Сан-Марко. Скрывшись за колоннами собора, он видел, как она являет всем свою высокомерную красоту, восседая в паланкине, который несли два раба-мавра. Впереди, как бы указывая путь эскорту, бежала сука-далматинка. Прежде чем отправиться в Грецию, он мучил себя, рассматривая ее ноги, словно выточенные из дерева, ее груди, которые, выглядывая из глубокого выреза, колыхались в такт шагам темнокожих слуг. Прежде чем отправиться в Грецию, он бросил горсть едкой соли в зияющую рану своей души, поглядев в зеленые глаза, заставлявшие бледнеть изумруд, что висел на лбу между бровей.

Травы богов
I
На островах, окружавших полуостров словно жемчужное ожерелье, Матео Колон собирал растения, из сока которых намеревался готовить свои настои. В салии он собирал белену, под дурманным действием которой древние жрицы в Дельфах провозглашали свои пророчества; в Беотии - свежие листья белладонны; в Аргосе он откопал корень мандрагоры, роковое сходство которой с человеком описал Пифагор, - озаботившись заткнуть уши, поскольку - и это известно любому собирателю трав, - если выкапывать ее, не имея опыта и не принимая мер предосторожности, предсмертные крики растения могут вызвать безумие; на Крите он нашел семена dutura metel, упомянутой в старинных санскритских и китайских рукописях, свойства которой были описаны в XI веке Авиценной; на Хиосе - temida dutura ferox, - афродизиак такой силы, что, как свидетельствуют хроники, под его воздействием член просто взрывается, а затем наступает смерть от потери крови. И он проверял все растения, дабы убедиться, что каждая трава, каждый корень и каждое семя хороши.
В Афинах, на склоне Акрополя, Матео Колон познал, что есть "Хорошо, Прекрасно и Истинно". Он упивался эллинской "Античностью", неизвестным ему язычеством, а кроме того, некоей, описанной Галеном, cannabis в смеси с белладонной, здесь, стоя на холме, он открыл для себя всю нищету Renascita*. Он пребывал в золотой колыбели подлинной "Античности". Здесь, на холме, он открыл мешок, в который собрал все травы богов, и проверил, насколько они хороши. Сначала он отведал гриб amarita muscaria. Тогда он смог узреть Истоки Всех Вещей: он видел, как Эвринома поднимается из мрака Хаоса; как она танцует танец Созидания, отделяя море от тверди и давая начало всем Ветрам. Тогда он, анатом, сделался Пеласгом, первым человеком. И Эвринома научила его питаться; Богиня Всех Вещей, Мать Всего Сущего, Та-Что-Дает-Имена протянула ему на ладони алые семена claviceps purpurea. Он съел одно и стал первым из сыновей Хроноса. Лежа на спине на склоне Горы Всех Гор, он сказал себе, что это жизнь, а смерть -лишь страшный сон. Он ощущал бесконечное сострадание к бедным смертным. Разведя небольшой костер, он бросал в него листья белладонны и глубоко вдыхал их дым: и тогда рядом с собой он увидал менад в оргиастическом танце в честь Диониса; он мог касаться их и ощущать взгляды их горящих огнем глаз; он видел, как они протягивают к нему руки. Он оказался в самом сердце Древности, в Элевсине, празднуя и благодаря богов за дар семян земли.
Не нужно ворошить тысячелетнюю пыль, не нужно шарить по архивам и библиотекам; здесь, перед его взором, была чистая эллинская Древность, его легкие наполнял воздух, которым дышали Солон и Писистрат. Все было на поверхности, ничто не сокрыто - не нужно ни переводить рукописи, ни изучать руины. Любой из крестьян, что шли по равнине, был изваян рукою Фидия, в глазах любого простака сверкало то же, что во взгляде Семи Мудрецов Греции. Что такое Венеция или Флоренция, как не грубое и претенциозное подражание? Что "Весна" Боттичелли в сравнении с ландшафтом, раскинувшимся у подножия Акрополя? Что миланские Висконти или болонские Бентиволио; что мантуанские Гонзаго или перуджинские Бальони; что Сфорца де Песаро или сами Медичи в сравнении с самым бедным афинским крестьянином? Всей родовитостью и знатностью эти новые господа со своими неизвестно откуда взявшимися гербами обязаны своим всемогущим condoftteri Ведь в жилах самого жалкого попрошайки в афинском порту Пирее течет благородная кровь Клисфена. Что великий Лоренцо Медичи в сравнении с Периклом? Все эти вопросы он задавал себе, пока спал глубоким и мирным сном на склоне Акрополя.
III
Наутро Матео Колон проснулся весь мокрый от росы. Рядом с собой он увидел остатки костра. Хотел встать, но чувство равновесия подвело его, и он скатился по склону к самому подножию холма. Разламывалась голова. Однако он прекрасно помнил вчерашние события. Эти воспоминания были более четкими чем расплывчатый, стертый пейзаж, открывавшийся взору: невозделанная земля с раскиданными здесь и там неприветливыми скалами - вот она, его вожделенная "Античность". Матео Колон глубоко устыдился. Он не мог ни поднять руки, чтобы осенить себя крестным знамением, ни попросить в душе прощения у Бога - Единственного и Всемогущего - за неожиданную вспышку язычества. Его вырвало,
Но он не забывал причины, приведшей его в Грецию. В Пирее он шел, собирая то, что преподносила ему местная растительность, вылезавшая из стен притонов и таверн, где между двумя глотками вина совершали сделки торговцы женщинами.
Он уже вознамерился смешать в надлежащих пропорциях травы, корни, семена и грибы, когда услышал из уст одного торговца, что Мона София была рождена на Корсике. Поэтому, следуя мудрости Парацельса, он отправился на остров пиратов.
Матео Колон совершал
свое паломничество с тем же благочестием, с каким кающийся грешник отправляется в Святую Землю. Он шел по следам Моны Софии с мистическим обожанием, сходным с чувствами идущего Крестным путем, и, по мере того как он продвигался вперед, его преданность ей росла, а страдания усиливались. Он хотел найти ключ к Раскрытию Тайны, который с каждым шагом оказывался все дальше. И, блуждая по туманным морям Черного Горгара, он мог бы написать то же, что его однофамилец в послании к королеве: "Уже много дней из-за страшной бури не вижу ни солнца, ни звезд над морем: паруса на кораблях порваны, якоря, такелаж и провиант смыты за борт. Матросы болеют. Все каются, многие дают обеты, исповедуются друг другу. Боль разрывает мне душу. Жалость разрывает мне сердце. Я безмерно устал. Печаль моя становится все горше. Рана моя не затягивается. Надежды на благой исход не осталось. Глаза мои никогда еще не видели такого морского простора, страшного и вспененного. Это море - море крови, кипящее, словно котел на большом огне. Никогда еще небо не казалось таким пугающим ".
С такой же отчаянной тревогой плыл Матео Колон на борту хрупкой, как ореховая скорлупка, шхуны, которая могла в любой момент разбиться о скалы. Но анатом даже не сумел добраться до берегов Корсики, потому что пираты Черного Горгара захватили шхуну, ограбили и перебили всю команду и большую часть пассажиров. Сам он спасся чудом: Черный Горгар получил рану в легкое, а Матео Колон вылечил его и тем самым спас ему жизнь. В благодарность пират подарил ему свободу.
С душой, все еще взбудораженной травами богов Олимпа, с телом, измученным холодом и сыростью, с разбитым сердцем, Матео Колон возвратился в Падую.
Его Величество Случай открыл ему глаза на любопытный парадокс: если плыть на Запад, можно попасть на Восток. Именно так, подобно своему генуэзскому однофамильцу или словно собиратель трав, случайно наткнувшийся на золотые россыпи, Матео Колон и открыл свою "Америку". Судьба дала ему понять: чтобы прибыть в Венецию не с пустыми руками, следует сначала побывать во Флоренции; чтобы править сердцем одной женщины, нужно сначала завоевать сердце другой. Так и случилось.


* ЧАСТЬ ВТОРАЯ *

--------------------------------------------------------------------------------

Инес де Торремолинос
В Падуе его ожидали две новости: хорошая и дурная. Дурная была связана с настроением декана.
- О вас много говорят в Падуе, - начал Алессандро де Леньяно. - И, конечно, ничего хорошего.
Декан сообщил анатому, что Беатрис, молоденькая проститутка из таверны "Муло", была осуждена и сожжена за колдовство.
- Она упоминала вас в своих показаниях, - декан ограничился лаконичной фразой.
Матео Колон молчал.
- Что касается меня, - продолжил декан, -я сегодня же отдал бы вас в руки Инквизиции. -Его собеседник заметно побледнел. - Однако судьба на вашей стороне.
Тут он рассказал, что некий аббат, состоящий в родстве с Медичи, велел призвать
анатома во Флоренцию. Одна синьора из Кастилии - вдова благородного флорентийского синьора, маркиза де Малагамба - тяжко страдает, и пресветлый герцог, весьма дружный с Медичи, нуждаясь в услугах анатома, хочет заключить с ним контракт. Он платит тысячу флоринов вперед и еще пятьсот, если понадобится привлечь какого-нибудь ученика или помощника. Декан считал, что это предложение достойно того, чтобы предать забвению дело Беатрис и свидетельства Лаверды и Каландры в обмен на гонорар, предложенный преподавателю вверенного ему Университета. - Поезжайте во Флоренцию завтра же, -закончил Алессандро де Леньяно и, прежде чем проститься с Матео Колоном, добавил: -Что касается ученика, то с вами поедет Бертино. Это решено.
Протестовать не имело смысла. Матео Колон только кивнул в ответ - ведь декан не оставил ему никакой возможности торговаться. Полное имя Бертино было Альберто, и он носил ту же фамилию, что и декан. Никто не мог точно сказать, в каком родстве они состоят. Но Бертино был глазами и ушами Алессандро де Леньяно, и теперь этот парень, превосходящий глупостью даже своего покровителя, должен был сделаться тенью анатома во Флоренции.
Инес была старшей дочерью знатного семейства, отцом ее являлся
Дон Родриго Торремолинос, граф де Уркихо и синьор Наварры, матерью - Исабель де Альба, герцогиня де Куэрнавака и графиня де Уркихо. К великому сожалению отца, у них не было детей мужского пола. Таким образом, по праву первородства, эта крошка, Ее Светлость, получала в свое полное распоряжение potestas* и divitia. Так же обстояли дела с родовым поместьем и титулом, однако, все это, казалось, не пригодится семимесячной болезненной девочке, бледной и хрупкой. Словно ее маленькое тельце было слишком недозрелым, чтобы удерживать душу; казалось, жизнь не просто вот-вот покинет малютку, а что она и не приходила к ней вовсе. Колыбелька с высоким изголовьем, сделанная для нее лучшим столяром Кастилии, была так велика, что крошку Инес трудно было разглядеть в складках шелка. Она почти не подавала признаков жизни, каждый ее жуткий хрип казался последним. Столяр, едва закончив колыбель, принялся сооружать крохотный гробик. Шли дни, девочка все больше теряла в весе, если можно так сказать о почти невесомом существе. Кормилица, видя, что малышка не в силах даже сосать грудь, считала случай совершенно безнадежным - казалось, девочка получит последнее причастие раньше первого. Но Инес выжила. Как - одному Богу ведомо. Мало-помалу - так неизвестно откуда взявшиеся нежные почки покрывают сухие ветки, --в лице девочки заиграли живые краски. По мере того как малышка росла, родовые поместья приходили в упадок. Оливковые рощи и виноградники, которые в былые времена были самыми лучшими, самыми плодоносными на всем полуострове, о чем свидетельствовал фамильный герб, были поражены внезапной болезнью, методично губившей все ростки, проявлявшие стремление зеленеть. Дон Родриго разорился, у него не осталось ничего, кроме многочисленных титулов. В отчаянии он проклинал чрево своей супруги - бесплодное поле, не дающее ничего, кроме сорной травы, - не способное принести сына, продолжателя рода, который, по крайней мере, мог бы принести в дом приданое жены. Было ясно, что герцогиня способна производить на свет только никому не нужных девочек. Потеряв надежду, дон Родриго предпринял поездку во Флоренцию, дабы попросить помощи у своего кузена, маркиза де Малагамба, с которым, кроме родства, его с давних лет объединяло общее занятие -выращивание олив. Благородный испанец просил, умолял и чуть не плакал. Маркиз показал себя добрым человеком, склонным к сочувствию и состраданию. Он помог двоюродному брату советом, ободряющими словами и верой, что же касается денег, не дал ни флорина. Дон Родриго вернулся в Кастилию безутешным. Однако на следующий год, летом, в дом благородного кастильца прибыл гонец. Он привез послание от кузена-маркиза. К изумлению графа, флорентинец просил руки его дочери Инес, а взамен предлагал дону Родриго сумму, которую тот пытался выклянчить прошлой зимой. Предложение имело весьма вескую причину: маркиз, вдовец, не имея наследников, нуждался в средстве, которое бы дало возможность получить законного сына - то есть, в женщине. С другой стороны, союз с кастильским родом, которому он таким образом оказывал благодеяние, расширял его владения до Иберийского полуострова. Гонец уехал во Флоренцию с согласием дона Родриго. Инес к тому времени едва исполнилось тринадцать.
Не было ни нарядов, ни ухаживания, ни любовных писем или подарков - подарком была сама Инее, которую муж получал из рук родителей. Она отправилась во Флоренцию, где ее дожидался маркиз, в сопровождении членов обоих семейств. Инес вышла замуж девственной и добродетельной. Маркиз происходил из благородного рода Карла Великого, и когда Инес впервые увидела своего мужа, у нее создалось впечатление, что в его тучной фигуре совместились объемы всех его знатных предков, а в нем самом - возраст всех прославленных каролингских пращуров. Она и представить себе не могла, что муж ее окажется столь старым и тучным, хотя, впрочем, она себе его вообще никак не представляла.
Инес была хорошей женой, вручившей своему супругу всю свою virtus in conjugio*; в ней была видна родовитость и, кроме того, "целомудрие", то есть христианская супружеская чистота. Если жена, согласно церковной заповеди, должна отказаться от всякой страсти и "относиться к мужу так, будто его у нее нет", для Инес это не представляло никакой трудности; на самом деле, она едва умещалась на супружеском ложе рядом со своим огромным мужем. Ей не приходилось обуздывать вспышек похоти, ее не мучила низменная страсть. Она не чувствовала никакого влечения к своему мужу, да и ни к кому другому. Можно было сказать, что Инес совершенно лишена хоть какой-то чувственности. Ничто не доставляло ей наслаждения, но ничто ее и не отвращало. Она не знала ни вскриков, ни стонов, ни ночных желаний. За все время их брака у маркиза случилось три старческих эрекции, они три раза совокупились, и три раза Инес понесла, ни разу не испытав frenesi veneris - исступления страсти. Словно проклятие преследовало семью: как и мать, Инес не родила ни одного сына; каждый раз это были дочери, сухая листва с увядающего генеалогического древа каролингов. Четвертая эрекция была бы чудом; и потому, оскорбленный, недовольный и отчаявшийся маркиз решил умереть. Так он и сделал.
III
Инес была очень молода. Она полностью посвятила себя воспитанию своих трех никому не нужных дочерей,
со скорбью вспоминая об усопшем супруге, которого не сумела порадовать, не сумела исполнить его желание дать новую ветвь своему благородному генеалогическому древу. Душу ее переполняло сочувствие и сострадание, она была обращена к Богу. В уединении своей комнаты Инес писала во имя Его бесчисленные поэмы. Она молилась. Она была одной из самых богатых женщин Флоренции.
Ее вдовство отягощалось только тем, что она не смогла исполнить святого супружеского долга - родить сына. В остальном ей не нужно было иной любви, кроме как к Богу. Она не чувствовала себя обделенной любовными утехами, не тосковала по милым радостям, ее не одолевали ни темные, ни грешные мысли: она никогда не знала первых, а потому ей в голову не могли прийти и другие.
Всего богатства, унаследованного Инее, не хватало, чтобы искупить горечь своей неспособности дать наследника усопшему супругу. И для того, чтобы умерить свои печали, а прежде всего, чтобы искупить вину перед памятью мужа, она решила продать оливковые рощи, виноградники и замки и на эти деньги построить монастырь. Таким образом, ведя жизнь чистую и целомудренную, она бы выполняла свой супружеский обет, посвятив себя служению мужскому по- раз уж ее чрево не сумело произвести на свет мужчину, - монашескому братству и бедным. Так она и сделала.
Считалось, что Инес идет прямым путем к святости, и это было правдой, пока - сейчас самое время это сказать - между ее чистой до прозрачности жизнью и вечным блаженством не встал человек - Матео Ренальдо Колон.
IV
Инес была близка к тому, чтобы окончить свои дни, как истинная святая. Летом 1558 года она слегла от неведомой болезни. Она удалилась со своими тремя дочерьми в скромный дом около монастыря и с христианским смирением решила ждать смерти.
Дух Инес постепенно изменялся, становясь мрачным и пессимистичным, она уходила в мир темный и беспокойный. Любое происшествие, более или менее необычное или, напротив, обычное, обыденное, становилось для нее самым зловещим предзнаменованием: если звонили колокола аббатства, она не могла отделаться от мысли, что они звонят по одной из ее дочерей. Она опасалась за здоровье аббата, которое, напротив, было превосходно, и, по правде сказать, за всех, кто был рядом. Самый обычный насморк оказывался, несомненно, роковым воспалением легких с неминуемым смертельным исходом. Со временем все эти страхи сломили ее дух, она подозревала, что страдает самыми тяжелыми болезнями, простое раздражение кожи было для нее симптомом близкого конца от проказы. Ей казалось, смерть подстерегает ее всюду. Она страдала от бесконечных мучительных бессонниц, во время которых сердце готово было выскочить из груди, ее терзала болезненная одышка, внушавшая ей убеждение, что она умрет от удушья, то и дело вся она покрывалась холодным потом. Лежа в кровати, она представляла, как будет выглядеть ее тело после смерти, и ее мучила мысль о разложении собственной молодой плоти. Вскоре все эти тревожные болезненные явления перешагнули порог ночи и совершенно заполонили ее жизнь. Мало-помалу, из-за головокружений, мешавших ей ходить, Инес решила окончательно укрыться в своей постели и ожидать, как рассудит Бог. Но она не нашла в Боге ни спокойствия, ни утешения, что еще больше усилило ее муки, поскольку противоречило ее благочестивому сознанию. Инес даже не могла ожидать смерти с христианским смирением. Она непрерывно страдала.
Видя, что здоровье Инес окончательно расстроилось, аббат вспомнил, что некий падуанский хирург чудесным образом спас жизнь одному умирающему, о чем в свое время много говорили. И потому он, не колеблясь, обратился с ходатайством к своему знатному кузену, близкому к Медичи, и тот, не останавливаясь перед затратами, прислал ему тысячу флоринов в качестве гонорара для светила и еще пятьсот на дорогу и другие Непредвиденные расходы.

Открытие
I
По узким улочкам Падуи мчался всадник. На рыночной площади он опрокинул лоток торговца фруктами -тот даже не успел раскричаться, - и груда апельсинов покатилась вниз по улице. Бока коня лоснились от пота, на губах выступила пена - он мчался галопом с другого конца Эвганских гор. Всадника заметил ворон Леонардино. Он тайно следовал за ним, кружа высоко в небе, еще с тех пор, как тот въехал в древние городские стены через Эвганские ворота и поскакал вдоль набережной Сан-Бенедетто. Когда же всадник оказался на мосту Тади, ворон, словно разгадав его намерения, полетел вперед и уселся на капитель аудитории, в которой его хозяин обычно проводил занятия.
Перед университетскими воротами всадник спешился и быстро зашагал через двор.
- Где мне найти Матео Колона? - спросил он человека, с которым вскоре поравнялся.
Тот оказался деканом, Алессандро де Леньяно.
Посланник коротко объяснил, что прибыл по срочному делу, и после необходимых приветствий немедленно, не вдаваясь в дальнейшие подробности, повторил свой вопрос - не возникало сомнений, что он не уполномочен информировать о цели своего визита никого, кроме самого анатома.
- Мне приказано вручить послание messere Матео Ренальдо Колону, - только и сказал посланник.
Алессандро де Леньяно глубоко возмутило слишком почтительное упоминание о цирюльнике, barbiere, а также намеренное неуважение к его, декана, полномочиям, словно он был простым лакеем, в чьи обязанности входило объявлять Его Высокопреосвященству Матео Колону о вновь прибывших.
Пожалуй, мне следует уведомить вас о том, что в этих стенах распоряжаюсь я.
- А мне, пожалуй, следует уведомить вас о том, кто является отправителем послания, -парировал незнакомец, дерзко позволив себе передразнить собеседника. И показал подпись и печать на обороте письма.
Декану ничего не оставалось, как обещать посланнику вручить письмо анатому, как только тот возвратится из поездки.
II
Увидев больную, Матео Колон первым делом подумал, что перед ним невероятно красивая женщина, а вслед за тем, что ее болезнь не из обычных. Инес лежала на кровати без сознания, не подавая признаков Жизни. Он осмотрел ее глаза и горло. Ощупал голову и уши. Аббат с недоверчивым любопытством следил за движениями лекаря. Ощупав щиколотки и запястья больной, тот попросил аббата оставить его с "учеником" Бертино наедине с больной. Не без некоторого опасения аббат покинул спальню.
Матео Колон приказал Бертино помочь ему раздеть больную. Пожалуй, никому бы и в голову не пришло, что под этим строгим одеянием скрывается женщина редкой красоты, о чем свидетельствовали рука ученика, дрожавшие, как осиновый лист.
- Похоже, ты никогда не видал обнаженной женщины? - не без лукавства спросил Матео Колон, давая понять, что может нажаловаться на подосланного деканом шпиона.
- Да нет, видал... но не живых... - пробормотал Бертино.
- Так ВОТ, я тебе напоминаю, ты видишь перед собой не женщину, а больную, - произнес анатом, подчеркивая разницу между этими двумя понятиями.
Сказать по правде, Матео Колон также не остался равнодушным к красоте пациентки, но он умел держать себя в руках, ничем не выдавая своего волнения. К тому же он знал, что врачу не следует оставлять без внимания субъективные впечатления, чувствовал, что его замешательство и беспокойство имеют какое-то отношение к болезни этой женщины. Он осмотрел каждую мышцу живота, прислушался к дыханию. Заметив, что Бертино замешкался, он приказал ученику быстрее снять с больной оставшуюся одежду. Но только анатом собрался сосчитать пульс, как услышал испуганный крик Бертино:
- Это мужчина! Мужчина! - вопил ученик, осеняя себя крестным знамением и призывая на помощь всех святых. - Господи, спаси и сохрани! - молил он, скорчившись от ужаса.
Матео Колон решил, что Бертино совсем рехнулся. Маэстро распрямился и начал успокаивать ученика, как вдруг с изумлением заметил между ног больной самый настоящий крепкий крошечный член.
III
Анатом приказал ученику прекратить орать. Сделанное ими открытие, вне всякого сомнения, угрожало жизни больной - которая и так еле теплилась. Матео Колон сразу вспомнил, как пятнадцать лет назад на костре сожгли мужчину, который, пользуясь тем, что был похож на женщину, занимался проституцией. Однако анатомия Инес де Торремолинос была совершенно женской, а три рожденные ею дочери являли собой неопровержимое доказательство не менее женской физиологии. И тем не менее, крохотный орган торчал под носом у оторопевших эскулапов, глаза которых сделались круглыми и блестящими, как две пары золотых флоринов.
Лучше всего подходила к случаю гипотеза о гермафродитизме. В древних арабских и египетских летописях не раз упоминалось о существах с признаками как мужского, так и женского пола. Сам анатом однажды сумел подтвердить наличие гермафродитизма на собаке. Однако последняя догадка также противоречила фактам: как отмечалось во всех медицинских трудах, гермафродитов отличала полная атрофия как мужских, так и женских органов, откуда проистекала полная невозможность размножения. Не говоря уже о том, что Инес де Торремолинос произвела па свет трех дочерей, крошечный орган, находившийся у них перед глазами, был вовсе не атрофированным, а напротив - возбужденным, пульсирующим и влажным.
Чисто интуитивно анатом взял безымянный орган большим и указательным пальцами одной руки, а указательным пальцем другой начал слегка поглаживать маленькую "головку", красную и возбужденную. Тело больной, до тех пор совершенно расслабленное, непроизвольно напряглось, тогда как орган слегка увеличился в размере и стал ритмично сокращаться.
- Он шевелится! - завопил Бертино. - Молчи! Или ты хочешь, чтобы пришел аббат?
Пальцы Матео Колона скользили по странной выпуклости, словно добывали трением огонь. Вскоре анатому и впрямь удалось высечь искру: по телу больной пробежала дрожь, бедра приподнялись, туловище выгнулось, подобно арке, опираясь на ступни и затылок. Стан И нес заколебался, подчиняясь ритму
пальцев анатома. Дыхание участилось, сердце бешено колотилось, кожа блестела от пота -под руками анатома тело Инес явило все болезненные симптомы, терзавшие ее по ночам. Хотя больная по-прежнему лежала без чувств, сеанс, казалось, не причинял ей страданий. Она шумно и тяжело дышала. Безжизненное выражение лица сменилось похотливой гримасой. Между полураскрытых губ виднелся трепещущий язык.
Бертино перекрестился. Он никак не мог понять, что происходит: то ли его учитель изгоняет нечистую силу, то ли, напротив, вселяет дьявола в тело Инес. Он чуть не упал в обморок, когда больная открыла глаза, осмотрелась и в полном сознании предалась дьявольской церемонии анатома. Ее соски набухли и затвердели, и вот уже она сама принялась мять их пальцами, не отрывая от незнакомца похотливого взгляда и бормоча непонятные слова.
Казалось, агония Инес сменилась исступлением страсти - frenesi veneris. Пребывая в полном сознании - если позволительно так выразиться, - она откинулась на подушку, лежавшую в изголовье грубой кровати.
Несмотря на стоны, конвульсии и укоризненные "как-вы-смеете", Инес не противилась анатому.
- Как вы смеете? - шептала она и проводила языком по соскам. - Я целомудренная женщина, - и увлажняла пальцы губами.
- Ах, как вы смеете? - вздыхала она и шире раздвигала ноги. - Я мать трех дочерей, - и
продолжала теребить соски. Да как вы смеете? - молила она и не сопротивлялась.
Задача анатома была не из легких: с одной стороны, не поддаться заразительному возбуждению больной, с другой - не позволять этому возбуждению угаснуть. Вдобавок Бертино, не перестававший креститься, непрерывно задавал вопросы, вскрикивал и даже позволил себе предостеречь учителя:
- Вы совершаете кощунство, святотатство!
- Закрой-ка рот и подержи руки. Бертино, впавший в помрачение рассудка,
подчинился.
- Да не мои, идиот, а больной!
- Как вы смеете? - шептала Инее. - Ведь я вдова, - и раскачивала бедрами в такт движения руки анатома.
- Как вы смеете? - всхлипывала она. -Вы - мужчины, а я - бедная беззащитная женщина, - и тянула руку к чреслам ученика, напрасно взывавшего к небесам: член Бертино понемногу затвердевал, что гарантировало анатому его молчание.
- Как вы смеете? - шептала Инее. - Ведь я впервые вас вижу.
IV
Матео Колон провел во Флоренции десять дней. Десять дней, в течение которых Инес совершенно излечилась, во всяком случае, от прежних недугов. Анатом попросил позволения аббата остановиться в
монастыре, близость которого к дому больной позволяла продолжать тайное лечение. Однако Инее, сославшись на законы гостеприимства, поселила анатома у себя и отвела ему удобную спальню рядом со своей собственной.
Инес оказалась совсем не той распутной женщиной, которую впервые увидел Матео Колон. Напротив, она производила впечатление едва ли не святой - на редкость скромна в одежде, стыдлива в манерах и речах. Когда же наставало время подвергнуться лечению анатома, в ее теле словно оживал всевластный дьявольский дух, сметавший преграды стыда и отступавший с приходом экстаза, после которого к Инес возвращалась привычная сдержанность. Казалось, больная пыталась противиться наслаждению с помощью еле слышных "Как вы смеете?", скорее походивших на стон наслаждения, чем на жалобу. По окончании сеансов больная никогда о них не вспоминала, словно происходившее в ее спальне начисто сглаживалось в ее памяти или же ничем не отличалось от принятия лечебного отвара. По мере того, как лечение продолжалось, размеры загадочной выпуклости, похожей на крохотный пенис, постепенно уменьшались, как и страдания больной. А в остальном Инее, казалось, прекрасно себя чувствовала в компании Матео Колона. По утрам они прогуливались в монастырском лесу, а в полдень, усевшись в тени дуба, лакомились свежими ягодами земляники и ежевики. Потом Инес с анатомом Шли домой, запирались в спальне и приступали
к лечению. Инес покорно ложилась на кровать, задирала юбки, слегка раздвигала колени, выгибала спину, приподнимая мягкие выпуклые ягодицы, и предавала себя в руки анатома, закрыв глаза и стиснув губы, еще влажные и темные от сока ежевики.
Каждое утро Матео Колон и его пациентка гуляли но монастырскому лесу, а после полудня возвращались домой и "как вы смеете, хотя я не монахиня, но посвятила себя Богу". И каждый вечер, после скромного тихого ужина, "как вы смеете, я поклялась в память о моем покойном супруге хранить чистоту и целомудрие".
Матео Колону нравилось жить во Флоренции. Он оставался там не только для того, чтобы неусыпно следить за здоровьем своей пациентки. Что представляет собой этот крошечный безымянный орган, ведущий себя наподобие мужского? Что это за крошечный монстр, который угрожающе появляется ниже шелковистого лобка Инее? Женщина ли Инее? Что перед ним - врожденное уродство или, как он подозревал, самое невероятное открытие в загадочной женской анатомии?
Именно тогда, во время своего пребывания во Флоренции, анатом начал вести записи, предваряющие шестнадцатую главу его "De re anatomica". День за днем он отмечал в своей тетради изменения в состоянии больной.
"Processus igitur ab utero exorti id foramen, quod os matrices vocatur ilia praecipue sedes est
(jelectionis, dum venerem exercent vel minimo digito attrectabis, ocyus aura semen hac atque iliac pre voluptate vel illis invitis profluet".
День первый:
Эта маленькая выпуклость, выступающая из матки рядом с отверстием, называемым зевом матки, является преимущественно вместилищем наслаждения больной; во время сексуальной активности при одном лишь трении этого органа пальцем оттуда по причине непроизвольного удовольствия стремительно извергается семя".
День второй:
Этот женский пенис вероятно, является средоточием сексуального наслаждения, в отличие от прочих внутренних органов, не проявляющих ни малейшего возбуждения при раздражении. Следует отметить, что этот орган, подобно мужскому члену, поднимается и опадает до и после совокупления или трения.
День третий:
При первом осмотре эта часть тела была твердой и продолговатой, а после трения, когда больная достигла полового исступления -мягкой и округлой.
После непродолжительного отдыха, через несколько часов после трения, этот орган вновь поднялся, хотя я не отметил у больной
Это выражение кажется, по меньшей мере, странным, хотя сама формулировка "женский пенис" представляется первой попыткой дать этой "аномалии" - как будет сказано ниже - хоть какое-то название. Данное противоречие показывает, в какой растерянности пребывал автор записок (прим. автора). ~ Это замечание почти дословно повторяет высказывание Джейн Шарп, которая в XVII веке писала: "...он поднимается и падает, как член, и благодаря ему женщины приходят в возбуждение и наслаждаются совокуплением" (прим, автора).
ни вожделения, ни исступления, ни склонности к удовольствию, ни влечения к мужчине или половому члену. Напротив, всякий раз, когда отросток поднимается, больная испытывает подавленность, у нее бывают приступы головокружения и удушья, которые исчезают только после сеанса трения и полового исступления.
День четвертый:
Состояние больной улучшается. Она не испытывает подавленности, а приступы удушья и головокружения сделались менее частыми. Большую часть времени орган пребывает в покое, он менее воспален, похоже, он и является причиной всех недомоганий. Я назвал эту аномалию Amor Veneris, vel Dulcedo Appeletur*,
День пятый:
Следует отметить, что этот орган, как видно, управляет влечением больной, а также ее настроением и волей; исходя из этого я берусь предположить, что тот, кто господствует над этим крошечным членом, господствует над настроением и волей больной, ибо она ведет себя со мной, как влюбленная, выказывая готовность ублажать все мои желания. По-видимому, этот орган является вместилищем влечения и наслаждения больной. Она готова подчиниться человеку, обладающему единственным качеством: умением с искусством и сноровкой тереть этот маленький орган и знать его чувствительные места - головку и нижний гребень удлиненной части".
Анатом и впрямь умел извлечь выгоду из своего "искусства и сноровки", Матео Колон прозрачно намекал на ничтожное преподавательское жалование. Он жаловался Инес на судьбу подобно тому, как его генуэзский тезка жаловался королеве: "Я размышлял о том, как мало принесли мне двадцать лет беспорочной службы; у меня нет далее крыши над головой; если мне хочется поесть или поспать - иду на постоялый двор или в таверну, порой мне даже нечем заплатить за ужин. Мое сердце разрывается от печали ". И милосердная душа Инес замирала от сострадания.
- Вам хватит пятисот флоринов? - спрашивала она смущен но, словно предлагала скудное подаяние.
А по ночам, пересчитав каждую монету своих "гонораров", анатом записывал:
"Чем дальше продвигается лечение, тем больше я завладеваю волей пациентки, расположение и послушание которой, похоже, не знают границ".
Однако создается впечатление, что это анатом не знал границ. После очередного сеанса он никогда не упускал возможности горько посетовать на судьбу.
- Вам хватит тысячи флоринов? - смущенно спрашивала Инее.
Вся страсть, с которой прежде Инес служила Богу, теперь предназначалась анатому. Стихи, которые Инес писала некогда во славу Господа, теперь имели нового адресата. Вечером, укладываясь спать, она думала об анатоме, ночью видела его во сне, а утром пробуждалась с его именем на устах. Вся прежняя любовь к бедным, все ее милосердие и религиозный пыл обрели теперь новое имя. Но настал день разлуки. Здоровье Инес де Торремолинос, по мнению се врача, полностью восстановилось. Более оставаться во Флоренции не было причин. Аббат тепло поблагодарил chirologo и его ученика за услуги.
У болезни Инес теперь появилось название: Матео Ренальдо Колон.
Когда анатом возвращался в Падую, его сердце тревожно билось. Он чувствовал, что стоит на пороге славы.

В царстве Венеры
I
"Кариай, Верагуа. Золотые копи, ниспосланная Провидением земля, изобилующая золотом, где люди украшают им руки и ноги, покрывают и отделывают сундуки и столы! На женщинах золотые ожерелья До лопаток. В десяти днях пути отсюда - Ганг. От Кариай до Верагуа не дальше, чем от Пизы до Венеции. И все это было мне известно: из Птолемея, из Священного Писания Это рай на земле..., - смог бы написать Матео Колон подобно тому, как его тезка-генуэзец писал королеве. "О, моя Америка, сладостная, открытая мною земля", - эти семь слов лучше всего описывают эпопею Матео Колона.
Прошло немного времени, и анатом понял, что эта странная болезнь, это чудовищное уродство, в сущности, нечто вроде новой Вест-Индии. По возвращении в Падую он обследовал сто семь женщин, живых и мертвых. К своему крайнему изумлению, он установил, что "член", обнаруженный им у Инес де Торремолинос, имеется у всех женщин "крошечный и скрытый за плотью срамных губ". К тому же он с восторгом убедился, что эта маленькая выпуклость воздействует на тело и желания других женщин точно так же, как на тело и желания Инее. Подобно Колумбу, сбившийся с пути анатом нашел гораздо больше того, что искал, -ключ к любви и наслаждению. Невозможно объяснить, каким образом эта сладостная драгоценность - duke tesoro - веками оставалась незамеченной; нельзя понять, как поколения ученых, восточных и западных анатомов, не обнаружили этот бриллиант, видимый невооруженным глазом, стоит лишь раздвинуть плоть вульвы.
"О, моя Америка, сладостная, открытая мною земля", - записал анатом в начале
шестнадцатой главы своего труда "De re afiatomica ".
Под вздохи и восклицания "любовь моя" анатом ласкал берега новых земель. Подобно вышедшим из зеленой чащи краснокожим индейцам, которых бородатые боги сочли полулюдьми-полуживотными, женщины несли дары новому Властелину Царства Венеры. Он шел вперед, исследуя генитальные леса, со шпагой в правой руке, Священным Писанием в левой и крестом на груди. Он продвигался вглубь материка, и вот однажды Бог повелел ему: "нареки имена вещам", и на исходе каждого дня анатом стал записывать в дневник: "Если мне дано право наречь имена открытым мною вещам..." - и называл эти вещи по именам. Так, завершив кругосветное плавание, он высадился на землю, сотворенную из его ребра.
Под вздохи и восклицания "любовь моя" он целовал песок неизведанных земель, водружал знамена и мучительно подыскивал слова для новых открытий. Ему не приходилось сражаться с врагами или храбрыми индейцами. Довольно было указать перстом и заявить: "Это мое!" - и по мановению его пальца - опытного и умелого - распахивались чащи, впуская Его Величество.
Так он шел вперед, нарекая имена и осваивая то, что было взято у него, подобно ребру Адама. Какая сладостная судьба! И вот настал момент явить свои открытия миру. "Это, любезнейший читатель, прежде всего вместилище влечения у женщин , - говорил он, указывая на берега царства Венеры.
Он поднимал якорь и вел корабль к проливам и архипелагам, где до него не ступала нога человека, и, подняв указательный палец, говорил: "Если проворно и умело тереть его пальцем, оттуда, независимо от их желания, по причине удовольствия стремительно вытекает семя", - и становился Господином и Повелителем женских приливов и отливов. Перед ним открывались и закрывались воды. Он был Господином, Покровителем и Сувереном желаний Венеры, и женщины, "независимо от их желания", становились его рабынями.
А он все шел вперед, нарекая имена в честь Святого Иоанна и Святого Иосифа. "Можно звать этот орган матка, утерус или вульва ", -писал он и продолжал именовать.
Средоточием его "Америки" была, конечно же, Мона София. Чтобы пленить вероломное сердце, ему уже не нужно было рыскать по свету в поисках приворотной травы. Не нужно было взывать к богам или демонам. Не нужно было даже расточать любезности или обдумывать план совращения. У него был ключ от женских сердец - стоило лишь протянуть руку и с ловкостью и сноровкой потереть крошечный орган. Он проложил путь туда, куда до него не проникал никто. То, что с начала времен искали колдуны, ведьмы, правители, Драматурги и, наконец, все влюбленные, нашел анатом Матео Ренальдо Колон. Теперь
Земля Обетованная - Мона София - в его руках, умелых и ловких.
Однако анатом не остановился на достигнутом. Коль скоро женская душа - это царство, которое не в силах покорить все воинства мира, причина этого столь проста и очевидна, что ее, в силу той же очевидности, до сих пор никто не замечай: Amor Veneris, первоисточник женской любви, служит неоспоримым доказательством отсутствия души у женщин. И Матео Колон обосновал этот тезис в своем "De re anatomica".
Подобно путешественнику, который, углубившись в чащу, с трудом находит обратный путь, анатом окончательно заблудился в дебрях своего открытия.
Шестнадцатая глава "De re anatomica" стала эпопеей, эпической песнью. Шестнадцатого марта 1558 года, в соответствии с университетскими правилами представления работ к печати, Матео Колон вручил декану свой труд - тетрадь в сто пятьдесят листов, к которой прилагалось семь анатомических иллюстраций на медных табличках - одно из красивейших творений Возрождения, - собственноручно писанных маслом: карты нового континента, именуемого отныне Amor Veneris.
Двадцатого марта того же года Алессандро Де Леньяно ворвался в комнату Матео Колона в сопровождении университетского священника
и двух стражников. Декан зачитал постановление Верховного Трибунала, удовлетворявшего просьбу Алессандро де Леньяно об образовании комиссии по изучению деятельности анатома и рассмотрению обвинений в ереси, богохульстве, колдовстве и сатанизме. Все рукописи анатома были конфискованы, включая висевшие на стене рисунки. То, что его не заключили в карцер, следует объяснить не благосклонностью властей, а их намерением не предавать процесс огласке. Матео Колону сообщили, что, согласно булле папы Павла III, возводящей комиссии докторов богословия в ранг Верховного Трибунала в вопросах веры, суд состоится в стенах Университета. Председательствовать на процессе будут сам кардинал Карафа, а также посланник кардинала Альвареса Толедского.


* ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ *

--------------------------------------------------------------------------------

ПРОЦЕСС

Дождь
I
Сидя у пюпитра, Матео Колон смотрел, как за крохотным окошком над узким изголовьем его кровати сеет дождь. Дождь падал на десять куполов базилики и на луг, сливавшийся с линией горизонта. Накрапывал мелкий дождь, едва увлажнявший поверхность предметов. Тихий затяжной дождь, назойливый, как дурные мысли или сомнение. Как новая идея. Или тайна. Казалось, этот дождь пребудет вечно. Шел милосердный, нищий, францисканский дождь. Он был почти нематериален, словно стопы святого. И, как всегда, низвергался на бедных. Он падал медленно, но упорно и только силой своего падения должен был размыть мраморные пьедесталы каменных святых, врагов просвещения. Но это произойдет не сегодня и не завтра. Через несколько дней вспыхнут черные факелы, запылает костер. А пока сеет дождь, настойчивый и тихий, словно предзнаменование или предостережение. Льется ласковый, милосердный дождь, освежающий язвы на обожженном теле. Звенящий дождь равно орошает одежду крестьян, кормящих аббата, и епитрахиль папы Павла III. Изливается на Ватикан. Теплый, задыхающийся от страсти дождь, капли которого, подобно крохотным членам, проникают за наглухо застегнутый ворот священника. Брызжет оплодотворяющий латинский дождь.
Матео Колон смотрит на новый дождь. Из размытой земли выплывают на поверхность сокровища Античности. Идет археологический дождь. Под ногами возникает античное великолепие. Дождь смывает историческую почву, исторгающую мрамор, книги и монеты. Все, лежащее на поверхности, оказывается тривиальным и грубым. Под сорной травой истоптанных улиц, под площадями жалких деревушек вода обнажает древнее великолепие Империи, которое пора извлечь из небытия. Льется дождь, и из чрева земли возникают Истина и Красота. Льется дождь, и вместо увязших в грязи кондотьеров, воцаряется дух Сципиона и Фабия.
Изгнанный из своего рая, из открытой им сладчайшей земли, сосланный в свою каморку, вдали от родной "Америки", Матео Колон смотрит на дождь, который, если не случится чуда, станет для него последним.
Двадцать пятого марта 1558 года в сопровождении пяти верховых стражников, скакавших впереди, и пяти пеших, замыкавших шествие, в Падую прибыла комиссия под председательством кардинала Карафы и личного посланника кардинала Альвареса Толедского. Их высокопреосвященства расположились в здании Университета и объявили, что им потребуется три дня на изучение подробностей дела, по истечении которых начнется судебный процесс. Декан предложил провести его в анатомической аудитории, однако прибывшим зал показался слишком большим для столь немногочисленного собрания. В заседании участвовали трое судей: кардинал Карафа, пресвитер Алонсо де Навас, личный посланник кардинала Альвареса Толедского, и представитель падуанской Инквизиции. В роли обвинителя выступал сам декан, защита была предоставлена обвиняемому. Кроме того на суде предполагалось выслушать несколько свидетелей. Поэтому их святейшества сочли, что обычной аудитории для этих целей вполне достаточно.
III
Процесс начался 28 марта 1558 года. В соответствии с принятыми тогда формальностями суду предстояло выслушать сначала свидетелей обвинения, затем обвинителя и наконец самого обвиняемого. Предполагалось, что процесс не займет много времени. Свидетельские показания фигурировали на суде только в форме предварительно составленных нотариальных актов. Под угрозой обвинения в лжесвидетельстве, свидетелям не позволялось прерывать заседание суда или менять показания. Следуя этим правилам, университетский нотариус Дарио Ренни собрал необходимые свидетельства, которые ему предстояло огласить.
Показания свидетелей
Первое свидетельство. Заявление проститутки, сообщившей о том, что она была околдована анатомом
Стоя лицом к судьям, Дарио Ренни зачитал первое свидетельство.
Я, Дарио Ренни, приступаю к оглашению свидетельских показаний гетеры из таверны "Муло", именем Каландра, семнадцати лет, проживающей в вышеозначенном вертепе.
Вышеназванная гетера заявляет, что четырнадцатого числа июня месяца 1556 года в заведение над таверной явился человек с горящим взглядом и потребовал его обслужить. После того, как ему были показаны все женщины, он решил уединиться с одной из них по имени Лаверда. Свидетельница заявляет, что посетитель прошел с Лавердой в спальню, уплатив самую низкую цену, так как последняя была уже немолода и не совсем здорова. Затем он вышел оттуда один и поспешно удалился.
Свидетельница заявляет, что вскоре испытала сильное беспокойство, так как Лаверда не выходила из комнаты, из которой не доносилось ни звука. Тогда свидетельница вошла в спальню и увидела Лаверду, лежавшую рядом с постелью. Свидетельница заявляет, что сначала подумала, будто посетитель, оставшись неудовлетворенным, отомстил Лаверде за то, что та, будучи старой и беззубой, не справилась со своим делом. Но вскоре она заметила, что Лаверда дышит и на ее теле нет ран ни от кинжала, ни от палки.
Свидетельница заявляет, что когда Лаверда очнулась от обморока, то рассказала ей о происшедшем: клиент приказал ей лизать свой член, и, подчинившись, она поняла, что это дьявол, просивший подарить ему свою любовь и душу. Свидетельница заявляет, что, по словам Лаверды, та блуждала по рекам Харона и видела там развратных демонов, совавших свои огромные члены во все отверстия ее тела за то, что она вела дурную жизнь.
Свидетельница заявляет, что не поверила Лаверде, поскольку та была очень старой и страдала любовным исступлением.
Однако через неделю в заведение над таверной явился тот же посетитель и попросил его
обслужить. На этот раз, после того как ему были показаны все женщины, он остановил свой выбор на свидетельнице, шлюхе хорошо сложенной и дорогой. Свидетельница заявляет, что клиент был стройным мужчиной с горящим взглядом, и так как он ей весьма понравился, она пошла с ним без малейшего протеста и с удовольствием.
Свидетельница заявляет, что посетитель, задрав у себя спереди одежду, попросил ее заняться его членом, поднятым и твердым. Свидетельница заявляет, что выполнила просьбу, как того требует ее профессия - с искусством и сноровкой, и что, предавшись этому занятию, пала жертвой колдовства и прокляла себя за то, что не поверила словам Лаверды.
Свидетельница заявляет, что посетитель оказался самым настоящим дьяволом, что он просил подарить ему свою любовь и душу и что она видела разных демонов, которые подчинялись Князю тьмы и по его приказу совали свои гигантские члены в задний проход свидетельницы, причиняя ей невыносимые страдания. Она слыхала, как хозяин этих бестий требовал отдать ему свою любовь и душу, а взамен обещал прекратить ее муки. Свидетельница заявляет, что хозяин адских бестий домогался ее любви, потому что она была дурной женщиной, и говорил, что ее душа теперь принадлежит ему, так как плотские грехи - его пища. Свидетельница заявляет, что, несмотря на пытки, отказалась подарить ему свою любовь, так как она
принимала причастие - с Богом ее любовь и с Богом ее душа.
После того, как ей показали анатома Матео Ренальдо Колона, свидетельница заявила, что он и есть тот самый человек.

Второе свидетельство. Заявление охотника, сообщившего, что видел анатома в компании дьявольских бестий
Я, Дарио Ренни, нотариус Падуанского университета, приступаю к, изложению свидетельских показаний мужчины по имени А, двадцати пяти лет, проживающего на хуторе с женой и четырьмя детьми.
Свидетель заявляет, что, охотясь в соседних с аббатством лесах, видел человека, шедшего в сопровождении ворона. Этот человек нес на плече большой мешок с мертвыми животными, которых подбирал по пути, следуя указаниям ворона. Свидетель заявляет, что поведение этого человека привлекло его внимание, и, движимый любопытством и страхом, он тайно последовал за ним, поскольку тот показался ему самим дьяволом. Человек приблизился к старой заброшенной хижине, вошел туда и вытряхнул отвратительное содержимое мешка. Свидетель заявляет, что видел в окно, как этот человек кормил ворона падалью. Свидетель с ужасом заметил на столе мерзких тварей: собаку с павлиньими перьями и кота с рыбьей чешуей. От прикосновения этого человека дьявольские создания ожили и стали дергаться, как безумные.
После того, как свидетелю показали анатома, он заявил, что встреченный им человек ~ Матео Ренальдо Колон.
Третье свидетельство. Заявление крестьянки, сообщившей о том, что она была околдована анатомом
Я, Дарио Рении, нотариус Падуанского университета, приступаю к изложению свидетельских показаний женщины по имени А, семнадцати лет, супруги В.
Свидетельница проживает вместе с мужем на хуторе, по соседству с главной усадьбой. Вышесказанное удостоверяет управляющий имением С.
Свидетельница под присягой заявляет, что знакома с маэстро Матео Ренальдо Колоном, наружность которого подробно описала. Она говорит, что бывала в его комнате в университете, которую также подробно описала.
На вопрос о том, как она познакомилась с анатомом, свидетельница отвечает, что впервые увидела его вместе с монахом, братом D, вблизи усадьбы, за изгородью, отделяющей господские земли от податных. Свидетельница заявляет, что после продолжительной прогулки возле мастерских, кухни, пекарни, амбара и хлева монах с анатомом расстались. Первый зашагал к главной усадьбе и исчез из виду. Второй подошел к пекарне, где свидетельница пекла хлеб, и, назвавшись по имени, спросил, где ее хозяин. Свидетельница заявляет, что по просьбе анатома пошла искать мужа, отрабатывавшего десятину в аббатстве. Свидетельница заявляет, что анатом долго беседовал с ее мужем. По их виду она догадалась - так как не могла расслышать слов, - что говорят о ней. Свидетельница заявляет, что муж ее пошел за управляющим и что потом они говорили наедине. Свидетельница заявляет, что видела, как анатом дал денег управляющему, а тот разрешил свидетельнице покинуть хутор в сопровождении и под защитой анатома, Матео Ренальдо Колона.
Свидетельница заявляет, что под покровом ночи он тайно провел ее в подвал Университета и, в окружении мертвецов, приказал ей раздеться и лечь на холодный мраморный стол. Свидетельница заявляет, что анатом приказал ей раздвинуть ноги и ввел в ее половые органы демона. Свидетельница заявляет, что в разгар удовольствия и экстаза, которым она не могла противиться, так как демон, вселившийся в нее, доставлял ей неизъяснимое наслаждение, которого она никогда прежде не испытывала, анатом приказывал дьявольскому отродью влюбить в себя душу свидетельницы и заставить ее тело пылать, подобно огню под большим котлом. Свидетельница заявляет, что влюбилась в необузданного демона и в его хозяина, который
оживил его и управлял им с помощью пальца. Свидетельница заявляет, что с тех пор она не испытывала наслаждения от члена своего мужа, так как ее тело оставалось во власти необузданного демона.

ОБВИНЕНИЕ
Обвинительное заключение
Обвинение, выдвинутое Алессандро де Леньяно против Матео Колона перед комиссией докторов богословия
Мы с вами присутствуем при возвращении дьявола на Землю. Свидетельства тому видны повсюду. Куда ни бросишь взгляд, везде его презренные дела. Исполняется пророчество Святого Иоанна, которому было видение ангела, заковавшего демона в цепи и приговорившего его к тысячелетнему заключению в бездне. Сегодня, тысячу лет спустя, дьявол вернулся на землю. Он между нами. Оглянитесь! Оглянитесь вокруг! Сегодня выкапывают из земли античных богов. Неужто вместо Девы Марии воцарится Венера? Неужто мы станем поклоняться Вакху и предадим земле Иоанна Крестителя? Достаточно взглянуть на церкви: всюду языческие боги! И вот я спрашиваю вас: чего ждать от людей, коль скоро Божий храм превращен в капище дьявола? Послушайте, что говорят на площадях и ярмарках, и объясните мне, чем отличаются от разговоров черни произведения новых "писателей", пренебрегающих латынью и греческим. Зубоскальство, легкомыслие, грубость, шутовство и разного рода непристойности - вот что называется сегодня литературой. Будьте бдительны! Дьявол среди нас. Час настал: сын восстает на отца, ученик - на учителя. Только взгляните на шайку ничтожных анатомов в Университете, деканом которого я являюсь: дошло до того, что они отказались внимать поучениям старших. Нас не выслушивают с должным почтением и даже беззастенчиво поднимают на смех. С каким легкомыслием и безразличием они говорят о Боге, словно речь идет о выращивании овощей! Сегодня люди признают себя атеистами с той же легкостью, с какой высказывают гастрономические предпочтения! Я говорю вам: берегитесь! Дьявол освободился из плена и находится среди нас.
Сегодня дьявол рядится в тогу науки. Сегодня лжепророки объявляют себя художниками и учеными. Неужто мы станем спокойно дожидаться дня, когда новоявленные художники, скульпторы и анатомы изваяют из благородного мрамора не Господа нашего Иисуса Христа, а Люцифера ?
Нам, христианам, сегодня предстоит отделить Истину от фарса.
Матео Колон виновен в клятвопреступлении, ибо нарушил данную им клятву. Напомню обеты, которые он поклялся соблюдать в день, когда ему было присвоено звание врача:
"Клянусь Богом, которого беру в свидетели, по мере сил и разумения идти по стопам моих предков, с почтением изучать искусство врачевания, посвящать ему свое время и заботиться о его нуждах; считать его служителей братьями и, если потребуется, обучать их этому искусству безо всякой платы или заключения контракта; давать предписания, устные наставления и прочие уроки моим детям, детям моего учителя и тем ученикам, которые подписали обязательство и дали клятву исполнять врачебный закон, и никому более. Клянусь применять диету для помощи больному в соответствии с моими возможностями и разумением; клянусь не причинять больному вреда и несправедливости. Не давать никому, буде он попросит, смертельного лекарства и не внушать никому такой мысли. Жить и применять свое ремесло в чистоте и святости. В какой бы дом я ни вошел, оказывать помощь больному, не нанося намеренного ущерба и не вводя в соблазн, особенно воздерживаться от половых сношений с больными, мужчинами или женщинами, рабами или свободными. То, что я увижу или услышу во время лечения или в другое время о жизни больного, чего не должны знать другие, обещаю сохранить в тайне. Итак, если я останусь верен этой клятве и исполню ее, то прославлюсь меж людьми, а если преступлю и нарушу, совсем наоборот". Я обвиняю Матео Колона в нарушении клятвы, ибо он не исполнил ни одного из своих обещаний, обесчестил и осквернил профессию, которую избрал.
Я обвиняю его в сатанизме и колдовстве. Не стану вдаваться в подробности, доказательства налицо: вы выслушали показания свидетелей, пропитали записи преступника и видели его собственноручные рисунки. Но главным доказательством является собственное заявление обвиняемого. Открытие, которое он себе приписывает, - не более, чем дьявольский обман. Как еще назвать этот Amor Veneris? Обвиняемый якобы обнаружил орган, управляющий волей, любовью и удовольствием женщины, словно душевную волю и телесное удовольствие можно приравнять друг к другу! Как же назвать того, кто намерен вознести Дьявола на Божественную высоту? Только пособником Дьявола.
Что представляет собой так называемый Amor Veneris с чисто анатомической точки зрения? Слова, пустые слова. Вы можете снова и снова исследовать женские половые органы, но вы не найдете там никакого Amor Veneris, никакого органа, который не был бы описан Руфом Эфесским, Авиценной или Юлием Поллуксом. Возможно, Amor Veneris - это всего лишь "нимфа", о которой говорит Беренгар, или praputio matrices, уже в десятом веке описанный арабом Али Аббасом. Итак, я повторяю: перед вами слова, пустые слова. Или, возможно, "открытием " обвиняемого является tentigenem, о котором упоминает Абулькас? Слова, дьявольские слова.
Но предоставим свидетельствовать в пользу обвинения самому преступнику. Выслушайте его аргументы, и его собственные слова докажут мою правоту.

ЗАЩИТА
Защита обвиняемого была назначена на 3 апреля. Матео Колон вошел в аудиторию, где заседал Верховный Трибунал, с единственным оружием - убежденностью в своей правоте. На нем был шерстяной камзол, голову до половины лба прикрывал берет, который он снял не раньше, чем приблизился к возвышению, где сидели судьи. По правую руку от Трибунала стоял его обвинитель, декан Алессандро де Леньяно. Кардинал Карафа напомнил пункты обвинения, выдвинутые против Матео Колона, и, покончив с этой формальностью, предложил анатому приступить к защите.
Все взгляды устремились на удрученную фигуру обвиняемого. Он стоял перед судом, не находя нужных слов. Вернее, за время своего заточения он перепробовал столько различных вариантов своей защиты, что не сразу нашел нужные слова.

Оправдательная речь Матео Ренальдо Колона перед комиссией докторов богословия
Хотя обстоятельства, в которых я нахожусь, нельзя назвать ни благоприятными, ни подходящими, мне хотелось бы прежде всего поблагодарить Ваши Превосходительства за ту высокую честь, которую вы оказали моей скромной персоне, согласившись выслушать меня. Я говорю вам это потому, что в глубине души убежден, что при иных, не столь печальных обстоятельствах, уготованных мне судьбой, вы согласились бы оказать моему труду и моему открытию ваше бесценное покровительство. Я принадлежу к тем людям, которые полагают, что вопросы, имеющие отношение к плоти, сначала нужно осветить с точки зрения теологии, ибо ничто не существует вне Бога. Моя профессия - анатомия - призвана разгадывать замысел Творца и тем самым прославлять Его. Вы все - известные теологи, чье знание основано не на одной лишь вере, но и на разуме. Каждое слово моего труда, который вы прочитали, проникнуто верой. Этим я хочу сказать, что слова Священного Писания существуют не только на бумаге; всякий раз, когда я исследую тело, я вижу в нем творение всевышнего, в каждой его частице я читаю Слово Божие, и моя душа трепещет.
Прежде чем изложить доводы в свое оправдание, хочу сказать, что не теряю надежды на то, что, выслушав мои слова, вы возьмете под ваше мудрое покровительство открытие, которое мне было дано совершить, а также его свидетельство - мой труд "De re anatomica ".
Я понимаю, что в устах моего обвинителя некоторые из моих утверждений могут показаться опасными фантазиями. Из моих анатомических рассуждений можно вывести ряд положений, касающихся морали. Я хочу вам сказать: выдвинуть некий тезис относительно тела -значит неизбежно выдвинуть другой - относительно души. Мои открытия касаются анатомии; если из данного мною описания функций органов следует метафизическая доктрина, то пусть философы отделяют одно от другого. Я всего лишь скромный анатом, у которого нет иной цели, кроме как толковать творение Всевышнего, тем самым прославляя Его.
Далее я хочу сказать, что ни одно из слов моего труда "De re anatomica " и ни одно из слов, которые я собираюсь здесь произнести, не противоречат Священному Писанию, напротив, меня всегда вдохновляла его Истина - я убежден, что вы не усомнитесь в сказанном мною, когда я закончу свою защиту.
Позвольте мне для ясности изложения разделить мое выступление на девятнадцать частей.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Отчего кинезис является способностью тела, но не души
Позвольте мне вскользь коснуться некоторых вопросов, имеющих отношение к телу и его основным функциям, а также обратить ваше внимание на некоторые связи, которые мне удалось установить.
Тут анатом сделал долгую паузу, привлечь внимание судей.
Прошу вас взглянуть на эти механические фигуры, - произнес он, указывая в направлении окна, за которым ясно виднелась Часовая башня. И в тот же миг, как будто обвиняемый заранее все рассчитал, зазвонили колокола. - Взгляните на движение этих бронзовых фигур, - повторил он, не только пробудив интерес у докторов богословия, но и добившись впечатления, что автоматы выполняют волю говорящего. - Взгляните на эти бронзовые фигуры, бьющие в колокола, а также на сами часы, потому что именно об этом я и собираюсь говорить - о движении. Для начала скажу вам, что принцип действия этого точного механизма ничем не отличается от принципа, управляющего движением наших тел.
Подобно этим механизмам, мы состоим из материи, имеющей определенную форму. Как и у HUX, эта материя одушевляется некоторой формой кинезиса, приводящего ее в движение. Здесь анатомия смыкается с философией, поскольку вопрос о том, что управляет движением тела по сути дела требует метафизического ответа.
- Известно, что движением тела управляет душа, ты не сообщаешь нам ничего нового...
Вы вынуждаете меня продолжить рассуждения. Я не хотел бы вам противоречить, однако, на мой взгляд, душа никак не участвует в этой механике, как не участвует она в движении фигур на башне. Но позвольте мне продолжать в намеченной мною последовательности. Прежде чем изложить мою точку зрения относительно души, я желал бы познакомить вас с другим моим открытием, которое, к счастью, никто не ставит под сомнение. Речь идет о циркуляции крови в легких. Я описал, как это происходит: сердце, расширяясь, оказывает давление на кровь, и та в поисках выхода с силой выталкивается из правой малой полости в артериальную вену, а из левой малой полости - в главную артерию. После того, как сердце вновь сокращается, в его правую полость поступает кровь из полой вены, а в левую - из легочной. При входе во все четыре канала находятся крошечные кусочки плоти, позволяющие крови поступать только через две последние вены, а выходить - через две первые.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ О кинетической жидкости
Итак, позвольте мне объяснить, как движутся части тела, и вы поймете, что управляет мышечным кинезисом тело, а не душа. Познакомить вас с крохотными тельцами находящимися в крови, - с так называемой "кинетической жидкостью ". Эта жидкость с огромной скоростью поступает через идущую от мозга кровь к нервам, соединенным с мышцами. Мышцы осуществляют всего два вида движения: сжатие и растяжение. Чтобы та или иная мышца растянулась, необходимо, чтобы противоположная мышца сократилась, а для этого и в ту, и в другую должно поступить некоторое количество кинетической жидкости из мозга. Я говорю здесь не о метафизической причине, ибо кинетическая жидкость, как я уже сказал, состоит из материальной субстанции. И эта субстанция наполняет мышцы или вытекает из них, вызывая сокращение или растяжение. Именно в этом и ни в чем ином состоит принцип движения. Итак, кинетическая жидкость находится в мышцах, циркулируя в них и переходя из одной мышцы в другую, растягивая их или сжимая. Однако в этом лишь основа кинезиса; мне остается продемонстрировать вам, как устроены нервы, управляющие этой механикой и превращающие ее из хаотичной в упорядоченную.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ О демонических существах
Анатом подошел к своему стулу и вскоре вернулся на место с мешком на плече.
Это и есть тот мешок, который видел охотник, - сказал он, протягивая свою ношу судьям. - Ни для кого не секрет, что каждое утро я отправляюсь в соседний с хутором лес, чтобы подобрать там мертвых животных, которых я потом препарирую и исследую. Но не будем отвлекаться. Позвольте мне продемонстрировать вам то, о чем я только что говорил, - произнес он и принялся развязывать мешок. В это мгновение охотник, сидевший в зале рядом с другими свидетелями, вскочил с места и нервно попросил разрешения выйти, в чем ему, разумеется, было отказано. Доктора богословия поглядывали на анатома с некоторой опаской: что у него в мешке? В зале поднялся гул. Матео Колон запустил руку в мешок, и когда присутствующие увидели, что он оттуда вытащил, гул перешел в испуганные крики, а охотник завопил:
- Вот он, демон, которого я видел! Сжечь его! Сжечь на костре!
Анатом держал за лапы ужасного зверя. Нечто вроде волка с огромными клыками. Но вместо шкуры на голове у чудовища топорщились огненно-красные перья, а тело покрывала золотая чешуя. Над хребтом у мерзкой твари торчало два рыбьих плавника. Как только анатом опустил чудовище на пол, оно издало львиный рык и выпустило пару огромных крыльев. Публика, свидетели и даже судьи готовы были броситься наутек.
Матео Колона не разорвали на части лишь По той простой причине, что никто не осмелился приблизиться к ужасному зверю.
Вам нечего бояться. Этого зверя свидетель принял за демона. Вы сами можете убедиться, что это всего лишь чучело, - он протянул чудовище невольно отпрянувшим судьям. - Мертвая материя, которая не может самостоятельно двигаться. Я сам его сделал. Глядите. Это чучело волка, с которого я содрал шкуру и вместо шерсти воткнул петушиные перья и прикрепил крашеную чешую. А что до плавников и крыльев, то я пришил их с помощью иглы и нитки.
- Все видели, как оно двигалось, и слышали рычание.
Об этом я и веду речь. Если позволите, я на примере этого искусственного зверя объясню, как происходит движение. Никто ведь не считает механические фигуры, бьющие в колокола, демонами. Это чучело тоже не демон. Его движениями управляет тот же принцип, что и у них, - сказал он, снова указав в сторону окна, и прибавил: - Глядите.
Анатом взял зверя за хребет и повернул что-то в брюхе. Затем поставил на пол, и зал опять огласился криками. Зверь принялся расхаживать по полу, бешено хлопая крыльями и издавая ужасный рев.
- Не бойтесь. Он ничего вам не сделает.
- Убери сейчас же этого демона! Убери!
Услышав приказание, анатом поднял зверя за шиворот, снова покрутил что-то у него в животе, и тот замер, словно мертвый. Держа ужасного монстра за лапы, Матео Колон продолжил объяснение:
Как видите, кинезис никак не зависит от души. Этот искусственный зверь ходит, издает звуки и машет крыльями, как живой. Это животное, которого, разумеется, нет в природе, прекрасно, хотя и очень грубо, имитирует принцип, управляющий движением тел, в том числе и наших. Я изготовил его с единственной целью - подтвердить истинность моих теорий.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ О механических фигурах
Сейчас я объясню, как устроен мой зверь. Я только что сказал, что нервы заставляют мышцы двигаться, - тут анатом указал на спрятанную в чешуйчатом брюхе зверя маленькую бронзовую ручку, потянул за нее и откинул прикрепленную на петлях крышку. - Наши нервы состоят из парных элементов: тех, что находятся снаружи, то есть кожи, и тех, что находятся внутри. Первые являются как бы чехлом для вторых. Движение мышцы есть не что иное, как результат сокращения нервов. Так, потянув за один конец веревки, мы приводим в движение другой ее конец. Именно таким образом и приводятся в движение мышцы. Наше тело покрыто бесчисленным количеством нервов, управляющих самыми тонкими движениями. Но. этом чучеле я в меру своих скромных возможностей воспроизвел этот принцип с помощью всего лишь двадцати "искусственных нервов ", сделанных из веревок. Они натянуты внутри туловища и воспроизводят двадцать различных движений. Этот принцип ничем не отличается от механики часов, - сказал он, демонстрируя суду полость в брюхе чучела. - Здесь вы видите сжатую пружину, которая, распрямляясь, передает движение всем подвижным частям тела посредством веревок, о которых я вам говорил. Разумеется, речь идет о жалкой имитации движения, но она довольно точно передает то, что я пытался вам объяснить. Следуя принципам, которые я наблюдал в поведении тел живых и во внутреннем строении тел мертвых, я соорудил более десяти подобных автоматов.
- Глядите, анатом равняет себя с Богом, уподобляя свои дьявольские занятия трудам Творца! - красный от злости, декан, подпрыгнув на стуле, указал пальцем на обвиняемого.
Ваше Превосходительство заблуждается, - смиренно возразил Матео Колон. - Мы, анатомы, лишь истолковываем творение Всевышнего и, проливая свет на то, что прежде пребывало во мраке, прославляем Его. В моем понимании наука есть средство постичь Его Творение, а значит - воздать Ему хвалу. Мои неуклюжие автоматы - не более, чем жалкое подражание трудам Всевышнего, преследующее одну цель -. понять хотя бы малую часть Его Замысла.
- Слова, пустые слова, - перебил декан. - Вы только что собственными ушами слышали признание обвиняемого, - и, криво усмехнувшись, Алессандро де Леньяно продолжал: - Анатом сам признался, что перед тем, как изготовить своих кукол, он изучал человеческие трупы. Вам, разумеется, известно, что булла папы Бонифация VIII запрещает вскрытие трупов, - закончил декан, торжествуя победу.
Весьма признателен Вашему Превосходительству за то, что вы наконец признали: данное животное вовсе не демон, как вы до сих пор утверждали, а безобидная кукла. Это я и хотел доказать. Итак, мой обвинитель только что сам опроверг показания свидетеля.
На этот раз декан, багровый от злости, ничего не смог возразить и ограничился тем, что бросил на свидетеля свирепый взгляд, словно тот был всему виной.
Что касается буллы, упомянутой Вашим Превосходительством, то я позволю себе вас поправить. В ней написано не "запрещается вскрытие трупов ", как утверждаете вы, а совсем другое: "запрещается приобретение трупов с целью вскрытия ". И я напомню вам, почему папа Бонифаций VIII запретил подобную практику - повторяю, не вскрытия, а приобретения трупов. И Ваше Превосходительство, разумеется, помнит, что все началось с Университета, деканом которого вы являетесь, точнее, с кафедры анатомии, которую я имею честь возглавлять. В то время кафедру возглавлял Марко Антонио делла Торре, - вам, несомненно, памятны его нечестивые дела. Навряд ли кто-либо может забыть анналы той поры. Марко Антонио был убежденным атеистом. Разумеется, он проводил вскрытие трупов, не ведая никаких моральных колебаний, не останавливаясь ни перед преступлением, ни перед насилием. И, разумеется, он подстрекал своих учеников добывать эти трупы любыми способами. Тела не только покупали у палачей и могильщиков, но крали из моргов и даже еще теплыми снимали с виселиц. Также говорят, что трупы вынимали из гробниц; случалось, жертву выбирали еще при жизни, словно овечку для жаркого. Но вы прекрасно знаете, что я не занимаюсь подобными вещами. Вы знаете, как ревностно я слежу за тем, чтобы мои ученики получали трупы для вскрытия только из морга. Кроме того, вы знаете, что, прежде чем вонзить нож в покойника, я препарирую десятки трупов животных. И, как вы сами можете подтвердить, в моем "демоне " нет ни одного человеческого органа.

ЧАСТЬ ПЯТАЯ О телах живых и мертвых
До сих пор я рассказывал вам о движении пела, и вы согласились со мной, что эта механика ничем не отличается от основного принципа, управляющего фигурами на Часовой башне. Я утверждаю: душа не имеет никакого отношения к движению тела.
- Похоже, ты клонишь к тому, что движение не является свойством души?
Нет, не клоню, а определенно утверждаю. Душа не управляет движением. 'Это ошибочное мнение возникает при поверхностном наблюдении за трупами. Глядя на труп, человек ошибочно полагает, что причиной смерти является отсутствие души, однако я вам заявляю, что тепло и движение зависят лишь от самого тела. Достаточно взглянуть на этого зверя, - сказал он, пристально глядя на декана, и тут же указал в другой конец аудитории, где кот умело расправлялся с тараканом, - на его точные движения, гораздо более точные, чем наши, чтобы убедиться, что душа не имеет никакого отношения к кинезису - если вы, разумеется, не хотите признать существование души у этого животного, - сказал он, указывая на кота, но в то же время не отрывая взгляда от декана.
Разъяренный декан не находил ответа. Удостоверившись в том, что никто не выдвигает возражений или, по меньшей мере, не собирается членораздельно их изложить, анатом продолжал:
С наступлением смерти душа покидает тело по единственной причине - из-за разложения органов, приводящих тело в движение. Стало быть, тело погибает не по причине отсутствия души, а вследствие разрушения некоторых или всех его органов. После того, как я изложил вам некоторые стороны жизни тела, позвольте мне перейти к обитающей в нем душе.

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ О страстях души и действиях тела
Теперь я намереваюсь вывести из моих рассуждений о теле тезис о существовании души. Я уже говорил, что движение не является свойством души, но исключительно тела. Позволю себе пойти еще дальше и заявить, что для выполнения поставленной задачи нам следует отделить то, что имеет отношение к движению, от того, что к нему не относится. Если вы согласитесь со мной, что душа имеет не физическую, но метафизическую природу, тогда вам придется признать и то, что движение, кинезис - это физическая сущность, относящаяся лишь к материальным предметам. Именно кинезис управляет действиями нашего тела. И дабы отделить телесное от душевного, скажу: противопоставив действия тела нематериальным проявлениям души, мы получим страсти. Я определяю их как волеизъявления, не имеющие никакого отношения к телу, поскольку они возникают и исчезают в самой душе безо всякого вмешательства тела. То есть они пассивно действуют в душе, а не активно - в теле. Они не возникают ни в одном из органов и не производят в них никаких изменений, а только в одной душе. Я провожу различие между действиями и страстями в чистом виде, прекрасно сознавая, что существуют также страсти, возникающие в душе, но проявляющиеся в движениях тела. Однако эти страсти следует отличать от действий: хотя порой они и вызывают определенные движения тела, их цель всегда заключена в самой душе Например, когда душа стремится выразить свою любовь к Богу через молитву. В этом случае тело является лишь посредником для проявления души и цель действия заключена в душе. Точно так же существуют действия тела, которые в нем возникают и в нем же имеют свою цель, но на пути к исполнению которых может встать душа. Я говорю о тех греховных действиях, осуществлению которых душа противится. Например, когда половые органы приходят в возбуждение и душа обязана вмешаться, чтобы не допустить греха плоти. Или когда во время поста пищеварительные органы требуют пищи, вмешательство души помогает постящемуся избежать искушения.

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ О любви и грехе
Чтобы подтвердить сказанное мною на примерах, обратимся к любви. Обычно причиной плотских грехов считают страсти. Однако это не так. Искушение, ведущее к греху, имеет отношение не к страстям, а к действиям, ибо плотские грехи коренятся в теле. Стало быть, следует проводить различие между любовью, которая есть чистый атрибут души, и половым влечением. Любовь - это страсть, ибо она имеет начало и конец в самой душе, тогда как повлечение начинается и кончается в теле. Так, не существует никакого органа производящего или уничтожающего любовь, тогда как половое влечение, его начало и конец, имеет очевидное местоположение в теле. Вы не можете не согласиться со мной, что самую чистую любовь мы испытываем к Богу.

ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ Об анатомии женщин и морали мужчин
Теперь, когда я изложил свои мысли о механике тела и, в общих чертах, о душе, позвольте раскрыть одну из предпосылок, водивших моим пером при написании главного моего труда "De re anatomica ", который есть плод многолетних занятий. Там сказано: "Если наука морали исследует поведение мужчин, то анатомии остается исследование поведения женщин". Позвольте мне объяснить эту фразу, в которой я цитирую великого Аристотеля. Вы, разумеется, помните, что говорится в основном труде Аристотеля о воспроизведении. В своей "Метафизике " он утверждает, что при совокуплении полов размножение происходит следующим образом: семя мужчины дает будущему существу тождественность, сущность и идею, тогда как женщина дает ему лишь материю, то есть тело. Великий Аристотель учил, что семя не является материальной жидкостью, но полностью метафизично. Мужская сперма - это сущность, потенция сущности, передающая возможность формы будущего существа. В семени мужчины заключены дух, форма, тождественность, превращающие вещь в живую материю. В конечном счете именно мужчина дает душу вещи. Семя обладает движением, в которое его приводит прародитель, оно есть исполнение идеи, соответствующей форме самого родителя, однако не предполагает передачу материи со стороны мужчины. В идеальном случае, будущее существо будет тяготеть к полной тождественности с отцом: "Семя содержит в себе форму в возможности " .
Семя не является частью развивающегося плода. Ни одна частица семени не участвует в формировании эмбриона, как ни одна частица материи не переходит от плотника к изготовленному им предмету; как музыка не является инструментом, а инструмент не является музыкой. И тем не менее, музыка тождественна замыслу автора.

ЧАСТЬ ДЕВЯТАЯ
Об отсутствии души у женщин
Хочу сказать вам следующее: если мы доведем учение великого Аристотеля до логического конца, то увидим, что у нас нет причин предполагать наличие души у женщин.
В ответ на последнее замечание в зале поднялся шум. Кое-кто из присутствующих одобрительно закивал головой, свое сочувствие невольно обнаружил даже один из судей.
- Анафема! - крикнул декан, вскочив со стула. - Такое мог сказать сам Сатана... - Он собирался продолжить мысль, но вдруг обнаружил, что возразить ему, собственно, нечего. Декан никогда не думал, что ему придется выступить в защиту женщин. Сказать по правде, о противоположном поле он был самого низкого мнения. Матео Колон прекрасно знал, что декан презирает женщин. И воспользовался долгим молчанием обвинителя, чтобы лучше подготовиться к ответу.
- Ты оскорбляешь Святое Имя Девы Марии! - декан использовал самый веский аргумент, пришедший ему в голову.
Позвольте мне напомнить вам, что Непорочное Зачатие есть чудо, совершенное Господом над Марией. Но разве можно на этом основании заявлять, что все женщины зачинают, как Мария? Вашему Превосходительству прекрасно известно, что Пресвятой Деве, как и Сыну Божию, нет равных. И если Сын Божий жил на этой земле в теле, то это тело дала ему Мария. Однако я имел в виду не чудо, сотворенное над Марией. У нас есть и другой пример - пример Евы. Неужели Ева достойна того же почитания, что и Дева Мария? Вашему Превосходительству также известно, что Господь наказал Еву и всех ее дочерей, заставив их в муках рожать, что происходит и поныне, уже после Марии. Нельзя равнять Святое Исключение с греховным правилом, рожденным в первородном грехе. И я повторю вслед за Григорием Великим: "Что следует понимать под женщиной, не веление плоти?"

ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ О темном поведении женщин
Если мы сможем изучить функционирование этого органа, то сможем наконец объяснить и непонятное женское поведение.
Все сказанное мною о душе, касается чин, но не женщин. Вот почему я говорю: если мы захотим понять темное, непонятное, с точки зрения морали, поведение женщин, то не добьемся успеха, ибо у них нет души. Ц потому я также говорю: единственный путь постичь поведение женщин - это путь анатомии. Не сомневайтесь в моих словах, ибо в результате обширных исследований я смог подойти к открытию органа в женской анатомии, который выполняет функции, сравнимые с функциями мужской души и очень похожие на то, что я назвал страстями. Я заявляю, что у женщин нет страстей, а есть только действия, имеющие начало и конец в самом теле. Желания, управляющие женским поведением, возникают исключительно в теле, а точнее - в органе, о котором я вам говорил. Некоторые метафизики, а также некоторые анатомы пытались отыскать в теле место, где обитает душа. Я же говорю вам, что душа находится не в теле, а парит где-то поблизости, словно ангел. Однако если вы захотите найти у женщин подобие мужской души, то следует искать этот орган в теле, как если бы в него воплотился демон. И я говорю вам, что этот демон и впрямь обитает в теле, точнее, в органе, о котором я собираюсь вам поведать.

ЧАСТЬ ОДИННАДЦАТАЯ О существовании женского органа, названного мною Amor Veneris, который можно сравнить с мужской душой
Я заявляю следующее: в женском теле существует орган, который выполняет функции, аналогичные функциям мужской души, однако имеет совершенно иную природу, так как зависит исключительно от тела.
Прежде всего, этот орган является средоточием женского наслаждения. Он представляет собой выпуклость, расположенную близ отверстия, именуемого зевом матки, и является началом и концом всех действий, имеющих целью получение полового удовольствия. Во время сексуальной активности, не только когда этот орган с силой трется о пенис, но и когда его трогают пальцем, из него по причине удовольствия стремительно и непроизвольно вытекает семя. Если тронуть этот орган, когда у женщин наблюдается половое влечение, когда они крайне возбуждены и, словно исступленные, стремятся к удовольствию, то он оказывается чуть тверже и длиннее, чем обычно, и даже иногда напоминает нечто вроде мужского члена - на этом пункте я еще остановлюсь подробнее. Так как прежде никто не замечал этой выпуклости и не знал о ее назначении, то я позволил себе назвать свое открытие - Amor Veneris1.
И я категорически заявляю, что именно в этом органе берут начало все действия женщины и все ее поведение, которое может напоминать мужские страсти. Хочу сказать, что женщина находится во власти Amor Veneris, и все ее действия, от самых благородных до самых отвратительных, от самых почитаемых и уважаемых до самых подлых и презренных, имеют источником вышеозначенный орган. Все женщины без исключения, начиная с самой разнузданной проститутки и кончая самой верной и целомудренной супругой, начиная с самой благочестивой монахини и кончая колдуньей, находятся во власти Amor Veneris.

ЧАСТЬ ДВЕНАДЦАТАЯ О неустойчивости женской морали
Теперь я расскажу, как функционирует этот орган, а также как и почему все женщины ведут себя по-разному. Но не подумайте, что мой доклад направлен против женщин: ведь если мужчина действует в соответствии с данной ему свободой воли, то женщина не властна над собой, она раба прихотей Amor Veneris. Как вы вскоре убедитесь, только этим и вызывается неустойчивость ее морали.

ЧАСТЬ ТРИНАДЦАТАЯ Почему мужское семя по преимуществу имеет метафизическую природу и почему оно
извергается самопроизвольно
Я изложил вам свою теорию кинетической жидкости. Для поддержания жизни в теле, эта жидкость, подобно воле, направляет его действия в определенное русло - таковы действия, связанные с питанием, испражнением и т. д. Как я уже говорил, в теле, находящемся под благотворным покровительством души, греховные действия принимают совсем иное направление, нежели то, к коему их побуждает источник, то есть тело. Теперь я хочу рассказать вам, как и куда направляется кинетическая жидкость, которая, будучи продуктом мозга, должна по естественной причине выводиться из тела, дабы его не отравить. Я обнаружил, что в теле содержится постоянный объем этой жидкости и что наиболее часто она выводится из тела посредством испарения. При любом движении, - тут анатом несколько раз согнул и разогнул руку, - жидкость, притекающая в мышцу для ее сжатия или расслабления, мгновенно испаряется, благодаря возникающему при этом нагреванию. Так дело обстоит в простейших случаях; но если речь идет о более сложных действиях, требующих вмешательства души, процесс несколько усложняется. При половом влечении, когда возникает импульс к совокуплению, тело производит большое количество кинетической жидкости; согласно описанной мною механике, она поступает в половые органы, способствуя набуханию вен и растяжению мышц, и в результате член наполняется кровью и затвердевает. Семя, как указал Аристотель, имеет метафизический характер, хотя и нуждается в материальной составляющей, чтобы извергнуться наружу. Эта видимая материальная составляющая семени есть не что иное, как кинетическая жидкость в чистом виде. Только благодаря этой жидкости семя извергается из члена, подобно лаве из вулкана. Функция семени состоит не только в том, чтобы нести в себе духовную сущность, но и в том, чтобы освобождать тело от кинетической жидкости, произведенной для совокупления - в противном случае она отравила бы тело, вызвав тяжкие болезни. Итак, что происходит с этой жидкостью, когда определенное действие тела прерывается по воле души?

ЧАСТЬ ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ О душе и половом влечении
Согласно законам механики, которые мне дано было установить, половое влечение возникает у мужчины, когда его органы зрения или осязания приходят в возбуждение, то есть когда он видит соблазнительный и греховный внешний объект или дотрагивается до него. Под внешним объектом я имею в виду женщину или ее изображение (легко доказать, что изображение красивой женщины оказывает то лее воздействие).
Возбуждение, возникающее во внешних нервах (например, в нервах глаза,) освобождает кинетическую жидкость, находящуюся в мышцах, и та направляется к мозгу, словно некий гонец. Там, в мозге, вырабатывается новая кинетическая жидкость, которая, как я уже сказал, поступает в половые органы, чтобы привести в готовность пенис и все участвующие в совокуплении мышцы. Большая часть этих жидкостей
скапливается в виде семени в яичках и пенисе. В этот момент в дело вступает душа, которая судит о действиях с точки зрения их греховности. Но так как семя, как я уже сказал, имеет метафизический характер, то большую часть его объема составляет духовная сущность. Если некоторое время понаблюдать за семенем после его извержения, можно заметить, что его объем значительно, до десятой части, уменьшается. Это происходит вследствие того, что находившаяся в нем духовная сущность возвращается в
душу. В том случае, если душа препятствует осуществлению греховных действий, последние преображаются в страсти. Чем еще объяснить всем известное явление: когда мы, стремясь избежать искушения, начинаем горячо молиться Богу, половое влечение совершенно исчезает и полный семенной жидкости член приходит в состояние покоя? Вода, налитая в кишку, никуда из нее не денется - разве только вы сами выльете воду или кишка лопнет. Однако известно, что член под воздействием души может вернуться в состояние покоя, даже не извергнув семени, то есть не совершив греховного поступка. Отсюда становится очевидным метафизический характер семени, поскольку оно - единственная жидкость, не требующая опорожнения; нельзя без конца откладывать выведение мочи или кала, тогда как семя, будучи произведенным, не требует для себя выхода. И это происходит потому, что семя преимущественно состоит из духовной сущности, имеющей свой источник в душе и возвращающейся в нее, если ей не было позволено освободиться. Нам не следует стыдиться искушений, напротив, чем чаще нам удается их преодолевать, тем сильнее и многочисленней оказываются наши душевные страсти.

ЧАСТЬ ПЯТНАДЦАТАЯ О половом влечении у женщин и об отсутствии у них руководства души
Итак, что происходит в теле женщины, когда та находится в возбуждении и желает близости с мужчиной, при том что у нее нет души, превращающей семенную жидкость, выделяющуюся при этих действиях, в душевную страсть? Семя женщины гораздо гуще и тяжелее семени мужчины, так как в нем нет духовной сущности, то есть оно состоит из одной кинетической жидкости. Половое возбуждение женщины отличается от полового возбуждения мужчины. Я уже говорил, что у мужчины оно зарождается в органах чувств, возбуждаемых греховным объектом, то есть женщиной. Таким образом, мужчина является субъектом стремления, а женщина, напротив, объектом соблазна. Ц так же как одно и то же не может одновременно чем-то быть и не быть, субъект не может одновременно быть объектом. Этим я хочу сказать, что процесс полового возбуждения у женщин начинается не в органах чувств - например, при виде мужчины, - а естественно и самопроизвольно возникает внутри тела, точнее, в описанном мною органе. Женщина всегда - объект греха. То, что я говорю вам на языке анатомии, уже было сказано на языке морали; еще раз приведу в пример праматерь Еву, которая является объектом соблазна, субъектом которого выступает Адам. К этому последнему утверждению я еще вернусь. Позвольте мне продолжить рассуждения о происхождении и назначении полового влечения у женщин. Сексуальный импульс естественно и самопроизвольно возникает в Amor Veneris и посылает кинетическую жидкость к мозгу, заявляя тем самым о желании. Тогда мозг обильно выделяет новую жидкость, чтобы привести в движение механизмы совращения и одновременно снабдить питанием все участвующие в совокуплении мышцы. Так возникает желание близости с мужчиной. Но так как у женщины нет души, способной подавить эти импульсы, грех может стать возможным лишь в том случае, если женщине удастся соблазнить мужчину. Можно сказать, что в женщине воплощена сила плотской воли, тогда как в мужчине - сила воли душевной. В зависимости от того, что одержит победу - плоть женщины или душа мужчины, - грех либо совершится, либо нет. Остановимся на второй возможности. Что происходит в теле женщины, если грех не совершился, то есть победила душевная воля мужчины? Я уже говорил, что у мужчины духовная сущность семени возвращается в душу, регулируя и сохраняя постоянный объем кинетической жидкости. Но что происходит с семенной жидкостью женщины, не находящей себе выхода и неспособной превратиться в душевную страсть?

ЧАСТЬ ШЕСТНАДЦАТАЯ О скоплении кинетической жидкости в теле женщины
Первое, что мы при этом наблюдаем - увеличение размеров Amor Veneris, так как все соки скапливаются именно там. В некоторых случаях, которым я был свидетель, эта маленькая выпуклость достигает размеров детского члена. Когда кинетическая жидкость не может более удерживаться в Amor Veneris, однако не может и извергнуться вовне, она изливается внутрь тела, вызывая всевозможные болезни, которым так подвержены женщины. Болезнь, вызванная скоплением кинетической жидкости, легко принять за одержимость дьяволом - если дьявол и впрямь избирает какое-либо место в теле женщины, то это, несомненно, Amor Veneris. Древние греки полагали, что корень всех болезней находится в матке; я, со своей стороны, убежден, шло источник всех болезней - орган, который мне дано было открыть. Но если половое влечение возникает у женщин естественным и самопроизвольным путем, как я только что описал, то следует задать вопрос: почему существуют женщины, которые, не будучи ни уродливыми, ни дряхлыми, не вводят мужчину в искушение, не обнаруживают влечения к мужчине, но напротив, добродетельны, целомудренны и даже способны проявлять любовь в мужском смысле этого слова, то есть любовь чистую. Тому есть разные причины.

ЧАСТЬ СЕМНАДЦАТАЯ Почему существуют добродетельные женщины, не обнаруживающие наклонности к греху
Чаще всего причиной этого является девственность. Как говорится, аппетит приходит во время еды. Amor Veneris начинает оказывать свое влияние после того, как женщина потеряла невинность. Считается, что потеря невинности является следствием плотских желаний; а я вам говорю, что второе является следствием первого.
- Позвольте указать на противоречивость ваших рассуждений, - перебил декан. - Если, как вы заявляете, женщина является объектом греха, субъектом которого является мужчина, и кроме того, согласно вашим же словам, первая естественным и самопроизвольным образом пробуждает половое желание второго, тогда что заставляет девственницу расстаться с невинностью, коль скоро она не испытывает полового влечения, ведь, как вы утверждаете, ваш Amor Generis не разжигает похоть у девственницы?
Бы, Ваше Превосходительство, немного забежали вперед, именно это я и собирался объяснить. В самом деле, казалось бы, девственницу ничто не может побудить расстаться с невинностью - при условии, что Amor Veneris не имеет над ней никакой власти. В пользу моей теории говорит тот факт, что девственница, выданная замуж, оказывается жертвой похоти своего мужа, принуждающего ее к совокуплению. Но я несколько забегу вперед и отвечу на возражение, которое вы, Ваше Превосходительство, наверняка готовы высказать. Я уже говорил, что мужчина испытывает половое влечение, когда его органы чувств приходят в возбуждение при виде внешнего сладострастного объекта, то есть женщины, одержимой любовным томлением, возникшим внутри ее тела, - женщины, искушающей и совращающей мужчину. Я также сказал, что аппетит приходит во время еды. Женщину побуждает расстаться с девственностью не влечение к мужчине, а другое столь же естественное и самопроизвольное желание - я имею в виду материнство.
Зачатие ребенка требует большого притока кинетической жидкости: во-первых, чтобы обеспечить повышенную мышечную деятельность во время беременности, а во-вторых, чтобы снабдить формирующееся существо постоянным количеством этой жидкости. Я уже говорил, как Аристотель объясняет зачатие: мужчина дает ребенку душу, а женщина - материю.
Для женщины есть два пути добродетели: девственность и материнство - и два пути порока: грех и болезнь.
Когда мужчина добровольно сторонится греха, он избавляет от греха и женщину; не кто иной как мужчина обязан вести женщину по пути добродетели.

ЧАСТЬ ВОСЕМНАДЦАТАЯ Почему Amor Veneris является анатомическим доказательством происхождения женщины
от мужчины, как и говорится в Священном Писании
Теперь позвольте мне указать на другие анатомические особенности Amor Veneris. Я уже говорил о форме этого органа, его функциях и влиянии на поведение женщины. Как могла убедиться высочайшая комиссия, ни одно из моих утверждений не противоречит Священному Писанию, напротив, моя единственная цель - понять великий замысел Творца и тем самым вознести Ему хвалу. Следуя этой цели, я смог анатомическим путем установить еще одну Истину, о которой говорится в Священном Писании. Я имею в виду происхождение женщины. Анатомия человека - это книга, буквы которой, если их научиться читать, открывают нам истину Слова Божия. Я категорически утверждаю, что Amor Veneris есть материальное доказательство этой истины, содержащейся в двадцать втором и двадцать третьем стихах второй главы Бытия. Орган, о котором я говорю, является анатомическим свидетельством происхождения женщины от мужчины; мужская форма Amor Veneris доказывает, что женщина, как сказано в Писании, произошла из ребра мужчины.

ЧАСТЬ ДЕВЯТНАДЦАТАЯ О сопоставлении мужского члена с Amor Veneris
Когда я сказал, что орган, который мне было дано открыть, с виду похож, на мужской член и что он поднимается и падает, я заметил на ваших лицах ужас. И впрямь, на первый взгляд Amor Veneris ведет себя таким же образом, как пенис. Однако речь идет о совершенно разных вещах. Главное различие между ними скорее физиологическое, чем анатомическое, ибо пенис есть только средство, инструмент, тогда как Amor Veneris есть причина. Хочу сказать вам, что поведение мужского члена зависит, как я уже сказал, от отношений души и тела, тогда как Amor Veneris управляет всеми действиями женщины. Другой анатом, великий Леонардо да Винчи, сказал, что член мужчины живет собственной жизнью, что это зверь с независимым телом и душой, ведущий себя так, как ему заблагорассудится. Еще он сказал, что пенис в своей строптивости самовольно возбуждается или успокаивается, не признавая ни власти, ни желания мужчины, и делает в конце концов то, что хочет. Порой, и правда, кажется, что так оно и есть. Однако замечу, так нам только кажется. Когда пенис поднимается несвоевременно и беспричинно, то есть без участия внешнего соблазнительного объекта, объясняется это совсем иначе. Такое якобы беспричинное поведение члена вызвано тем, что по какой-то причине кинетическая жидкость отклонилась от своей цели, отсрочив или отменив какое-либо действие; например, когда мы собираемся нечто совершить, но неожиданное событие мешает нам осуществить задуманное. В зависимости от величины поставленной задачи, тело готовит мышцы для работы, снабжая их определенным количеством кинетической жидкости. В результате изложенной мною механики, тело, не сумевшее осуществить эти действия, должно избавиться от лишних соков. Нетрудно связать одно с другим, усмотрев в первом следствие, а во втором - причину; как вы увидите, легко и просто доказать, что в том случае, когда член поднимался по собственной воле, это происходило после отсрочки какого-либо задуманного нами действия. Разумеется, пока в члене не выработалось семя, от кинетической жидкости легко избавиться: подобно тому, как она, отклонившись от своего естественного течения, устремлялась в член, она может вновь направиться оттуда к различным мышцам, а затем испариться из тела при выполнении задачи, требующей такого же количества соков. Относительно того, почему член мужчины, намеревавшегося согрешить и даже уплатившего за это, отказывается потакать ему в грехе, скажу, что это происходит по аналогичной причине. В определенных случаях, когда мы пренебрегаем намерениями нашей души, последняя, отделяясь от нашей воли, заставляет тело принять свою сторону .
Итак, все сказанное великим Леонардо о пенисе мы можем с полным основанием применить к Amor Veneris, поскольку этот орган не только обладает собственными жизнью, волей и разумом, но эти жизнь, воля и разум управляют поведением существа, расположенного вокруг этого органа. В этом смысле и следует понимать волю и разум женщины - в смысле Amor Veneris.
Мужчине подобает вести себя с женщиной точно так же, как ведет с его телом его же душа, поскольку тело его имеет природу женскую, в то время как душа - мужскую.
Бот и все, пожалуй, что мог я сказать в свою защиту, и я умолкаю, по-прежнему пребывая в непоколебимой уверенности в том, что все сказанное мною - истинно и ни на йоту не противоречит Священному Писанию. Да пребудет со мной справедливость Всевышнего.

ПРИГОВОР
Чудо
I
Человек, которого комиссия докторов богословия признавала виновным, не мог рассчитывать на изменение приговора в Верховном суде Инквизиции. Однако судьбу Матео Колона решило чудо.
В тот самый день, когда комиссия собиралась вынести анатому обвинительный приговор, в Падую прибыл посланец из Рима с письмом ее председателю. Кардинал Карафа прочел письмо дважды, и ему показалось, что земля уходит из-под ног. На бумаге стояла печать папы Павла III. Здоровье семидесятилетнего понтифика заметно ухудшилось, и он решил прибегнуть к услугам Матео Колона. В Риме анатом отнюдь не пользовался репутацией святого, скорее - напротив. Однако стараниями своих хулителей он превратился в самого известного врача Европы. Хотя приближенные пытались отговорить Его Святейшество, Александр Фарнези со всем пылом покидающей его жизни решил отсрочить свой конец. К тому времени он был достаточно слаб, чтобы надеяться на чудо, но еще достаточно силен, чтобы добиться своего. Итак, комиссия под председательством кардинала Карафы оказалась вынужденной срочно вынести благоприятное для обвиняемого решение. Благоприятное решение комиссии епископов распространялось на персону анатома, но не на его труд. Матео Колон был оправдан, и доктора богословия решили не передавать дело в суд Святой Инквизиции. Однако в то же время комиссия решила сохранить запрет, наложенный деканом на "De re anatomica". Это соломоново решение, не удовлетворившее ни одну из сторон, разочаровало и изумило всех. В том числе и самих епископов.
Душой доктора богословия склонялись - в силу привычки и естественного расположения - к светлому пути костров, о котором мечтал декан. Комиссия, знавшая о безупречной репутации декана, готова была вынести строгий приговор еще до того, как обвиняемый успел произнести хоть слово в свою защиту. Не потому, что сочла открытие анатома демоническим, совсем напротив, с точки зрения докторов богословия, открытие Матео Колона было настоящей находкой для церкви. Оно наконец-то объясняло одну из самых волнующих тайн - и, разумеется, одну из самых темных проблем: проблему женщины. Дело было не столько в самом открытии, сколько в его авторе. Вдобавок, вызывало опасения распространение подобных знаний. Если все обстояло так, как утверждал анатом, Amor Venens превращался в настоящее орудие власти над изменчивой волей женщины. Обнародование подобного открытия было чревато множеством неприятностей. Что если открытие Матео Колона окажется в руках врагов Церкви? С какими бедствиями столкнется христианство, если объектом греха овладеют приверженцы дьявола, или сами дочери Евы, не дай Бог, поймут, что у них между ног - ключи от рая и ада? Логика подсказывала следующий ход событии: если Amor Veneris управляет волей женщины, то власть над органом сладострастия, а значит, и над волей женщины получит медицина вообще и хирургия в частности. Уметь дотрагиваться. Уметь резать.
Несомненно, самая благоприятная судьба, которая могла выпасть на долю "De re anatomica" - стать ревностно хранимой тайной церкви, зачисленной в "Indices librorum prohibitorum"*. Но кто мог поручиться, что Матео Колон, даже поклявшись, сохранит открытие в тайне? Кто мог поручиться, что сам анатом не воспользуется своим открытием? Впрочем, в руках церкви его находка могла бы оказаться чудесным средством направить капризное и строптивое стадо на путь добродетели и святости - к примеру, уничтожив прибежище дьявола в теле женщины. Если этот орган ответственен за грех, то почему бы с самого начала не избавить всех женщин от сладострастного Amor Veneris? Обрезали же крайнюю плоть евреи. На то имелись свои причины. Впрочем, это были сплошные домыслы. Важным, насущным было любой ценой сохранить открытие в тайне. Поэтому комиссия намеревалась вынести приговор, открывающий путь суду Святой Инквизиции.
Труд Матео Колона не разделил судьбы автора. "De re anatomica" вошел в мрачный список "indices librorum prohibitoaim", начало которому положил сам папа Павел III в 1543 году. Анатом клятвенно обещал сохранить свое открытие в тайне. При этом условии Матео Колон сохранял себе жизнь.
Седьмого ноября 1558 года, в день, когда кардинал Карафа получил письмо из Рима, комиссия докторов богословия обнародовала заключение, которое явно предназначалось для некоего адресата в Риме.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ КОМИССИИ
I
Заключение комиссии докторов богословия, направленное декану университета Падуи
Комиссия, созванная вами для рассмотрения деятельности регента кафедры анатомии, автора "De re anatomica ", хирурга Матео Ренальдо Колона из возглавляемого Университета, ознакомилась с докладами, свидетельскими показаниями и заявлениями обеих сторон.
Комиссии не удалось понять причину враждебности, которую вы питаете к вашему сотруднику, а также разобраться в противоречиях ваших гневных рассуждений, если только гнев и рассуждения позволительно поставить рядом. Возможно, первое и помешало вам увидеть вещи такими, каковы они есть.
Синьор декан, в том, что касается оценок и обвинений, выдвинутых вами против "De re anatomica", особенно главы XVII, то здесь мы можем только полагаться на ваше мнение, ибо, как вы заявили, работа проходила под вашим "неусыпным надзором ".
Тем не менее, наш разум не в силах вместить представленный вами силлогизм. Сперва вы называете открытие вашего анатома абсурдом, потом обвиняете его в плагиате и узурпации, поскольку орган, о котором идет речь, по вашим словам, был описан еще в античные времена Руфом Эфесским и Юлием Поллуксом, арабскими анатомами Абул-Касисом и Авиценной, а также Гиппократом и даже Фаллопием. Давайте условимся: либо мы примем во внимание первую посыпку и будем утверждать, что такого органа нет, либо учтем вторую и заявим, что он известен столь же хорошо, как и легкие.
Мы же, со своей стороны, не знакомы ни с одним предыдущим описанием этого органа и не можем подтвердить ни его существования, ни его отсутствия.
Однако в любом случае рвение (разумеется, благородное), с которым вы защищаете Святые Принципы, и страх, что это открытие способно породить ересь и увеличить число неверных, достойны уважения, хотя и безосновательны. Истина, Синьор декан, заключена в Священном Писании и более нигде. Наука не открывает Истину. Она лишь слабое пламя, освещающее слово Божие. Наука служит Богу, помогая постигнуть Истину. Нам, верным, достаточно веры, но чтобы в Истине убедились неверные, они должны постигнуть ее Разумом.
Вы проглядели, синьор декан, что открытие вашего анатома дало нам наконец анатомическое доказательство сотворения женщины, каким оно представлено в Священном Писании. Если вы заглянете в книгу Бытия, то сами в этом убедитесь.
Итак, исходя из вышесказанного, мы снимаем с Матео Ренальдо Колона все предъявленные ему обвинения. Тем не менее, Трибунал запрещает издание труда "De re anatomica " в соответствии с правилами, изложенными в "Indices Librorum Prohibitorum ".


* ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ *

--------------------------------------------------------------------------------

Святое искусство
I
Восьмого ноября 1558 года, на глазах у возмущенного Алессандро де Леньяно, в сопровождении ватиканского эскорта Матео Колон направился в Рим.
Личный врач папы путешествовал, как настоящий князь, и его величали Вашим Высокопреосвященством. Однако оба - и декан, и анатом - понимали, что счастливая звезда может погаснуть так же стремительно, как жизнь Павла III.
Александр Фарнези покоился на своем ложе в Ватикане. Отросшая спутанная борода придавала ему сходство со старым раввином. Матео Колон опустился на колени у кровати, взял руку папы, чтобы поцеловать кольцо с печатью, и едва удержался от слез, когда понтифик, собрав последние силы, благословил его прерывающимся голосом. Справившись с волнением, анатом приказал оставить его наедине с Его Святейшеством, в чем ему, однако, было отказано. От Александра Фарнези остались лишь кости да свисающая с них кожа. Когда его избрали папой, он был уже стар - ему перевалило за семьдесят два - и болен почти всеми известными болезнями. Он был уже не тем человеком, который некогда сумел объединить князей церкви против турок, и, разумеется, не тем, кому сперва терпением, а после грубой силой удалось созвать Трентский собор. Не тем, кто со святым смирением вынужден был подчиняться прихотям герцога Мантуанского, императора и протестантов. И, разумеется, не тем горячим сторонником Инквизиции, полагавшим, что для такого количества грешников явно не достает костров и скорых на расправу судей, которых он умножил, как Христос рыб и хлеба, наделил огромными полномочиями, возвысил до уровня Верховного Трибунала в вопросах веры и направил в Венецию, Милан, Неаполь, Тоскану и другие города - словом, туда, куда ему заблагорассудится. Да, Александр Фарнези был уже не тем ненасытным читателем, который лично решал, какие книги попадут в его "Indices librorum prohibitorum", то бишь на костер - вместе с автором. Сейчас он казался собственной тенью, дряхлой и агонизирующей. Его узловатая рука, которая некогда единым росчерком пера превратила Парму и Пьяченцу в принципат семьи Фарнези, теперь бессильно покоилась в ладонях демонического анатома из Кремоны, который был срочно вызволен из ада и доставлен в рай. Его Святейшество вручил свою судьбу тому, кто до вчерашнего дня считался гласом Люцифера, а нынче стал орудием Бога.
Состояние Павла III и впрямь внушало опасения новому личному врачу папы, судьба которого всецело зависела от здоровья пациента. После многочасового осмотра Матео Колон с тревогой убедился, что его искусство здесь почти бессильно: Александр Фарнези так и не излечился от болезни, от которой едва не умер пять лет назад. Удивительно, как он еще сумел протянуть пять лет. Сердце папы еле билось, лицо покрывала мертвенная бледность, он говорил задыхаясь, еле слышно; каждая фраза давалась ему с огромным трудом, и приступы прежней словоохотливости то и дело прерывались приступами сухого кашля, переходящего в удушье, от чего его лицо становилось темно-синим. Когда эти приступы стихали, щеки папы принимали привычный зеленый цвет, не сходивший с них последние полгода. Теперь уже не имели значения ни подагра, терзавшая папу почти всю жизнь, ни приступы эпилепсии, ни застарелая мигрень, ни ужасающий герпес, покрывавший кожу - из-за чего папе и пришлось отпустить семитскую бороду. Павел III умирал. Его Святейшество прогнал бестолкового врача, назначенного вконец обнаглевшим кардиналом Альваресом Толедским, прилюдно похвалявшимся, что готов занять место папы. Как бы там ни было, с тех пор, как изгнанный позднее врач стал следить за здоровьем Александра Фарнези, оно день ото дня ухудшалось. Матео Колон согласился с мнением пациента. Строго говоря, назначенное прежним врачом лечение приносило больше вреда, чем сама болезнь, поэтому новый папский врач приказал отменить кровопускания и изнуряющие клизмы, лишь усугублявшие анемию Святого Отца, и строго запретил поить его рвотными травами. В отличие от прежнего новое лечение не тщилось изгнать болезнь через все имеющиеся в теле Святого Отца отверстия, ибо, по правде говоря, смертельную болезнь понтифика не составляло труда определить: он состарился. Единственное, чего удалось добиться прежнему врачу, так это лишить престарелого папу последних сил, еще остававшихся в его теле.
Матео Колон распорядился собрать в один сосуд все экскременты понтифика, а в другой - все уринарные соки, выделенные за день. Ночью анатом исследовал содержимое сосудов, обратив особое внимание на запах, цвет и вязкость. Еще до восхода солнца Матео Колон определил, каким должно быть лечение единственной болезни понтифика - старости.
Святой Отец во что бы то ни стало должен жить. Матео Колон с радостью отдал бы престарелому Александру Фарнези половину собственной жизни. Но оставалась и другая возможность.
Павлу III была нужна молодая кровь. Именно ее и собирался дать ему анатом.

День невинно убиенных
I
В День невинно убиенных младенцев Матео Колон, новый лекарь папы Павла III, с одобрения Его Святейшества распорядился отыскать и привести в покои понтифика десять девочек от пяти до десяти лет - само собой разумеется, превосходного здоровья. Лично выбрав пять из десяти, анатом подвел их к ложу Его Святейшества. Дряхлый папа благословил каждую из девчурок, которые плакали от волнения, целуя кольцо на его руке, затем их провели в специально подготовленную комнату, по соседству со спальней анатома. Затем Матео Колон приказал найти и привести самых лучших кормилиц Рима. Из них он лично отобрал трех молодых женщин, с торчащей вперед пышной грудью и безупречным сложением. Матео Колон счел уместным проверить каждую из кормилиц, лично удостоверившись в отличном вкусе и густоте молока, щедро брызнувшего из сосков при сдавливании пальцами.
Трижды в день Его Святейшество питался целебным грудным молоком; он, как ребенок, приникал к груди очередной кормилицы и пил, пока не погружался в глубокий сон. Странно было видеть седобородого и беззубого Александра Фарнези, спящего младенческим сном на обнаженной груди. Это лечение оказалось благотворным, но недостаточно действенным, поскольку женское молоко, хотя и содержало драгоценную кинетическую жидкость, однако не в тех количествах, чтобы вернуть понтифику утраченную молодость. Поэтому Матео Колон до срока вызвал к себе в кабинет самого осмотрительного палача в Риме.
Палач не без досады выслушал приказ анатома действовать с наименьшей жестокостью. В конце концов, именно в этом и состояла его работа.
В тот же вечер, на исходе Дня всех святых, была убита первая из пяти девочек.
Прежде чем сделать глоток напитка, приготовленного из крови, Его Преосвященство помолился за душу девочки, которая наверняка прибудет в Царствие Небесное прежде его собственной, и порадовался ее короткой счастливой судьбе.
- Аминь, - шепнул папа и осушил кубок до дна.
II
Трижды в день Павла III кормили грудью, трижды в день он до последней капли выпивал напиток из молодой крови, лично приготовленный новым врачом. Через неделю, когда здоровье папы начало улучшаться, Матео Колон смог вздохнуть с облегчением. В самом лечении, не считая нескольких деталей, не было ничего нового. Престарелому папе Иннокентию VIII, который был известен тем, что публично признал себя отцом трех детей - Франческетто, Баттистины и Теодорины, - врач тоже предписал подобное лечение, хотя и без особого успеха. На взгляд анатома, причины неудачи были очевидны: во-первых, молоко кормилиц предварительно сцеживалось служанками и только потом подавалось в чаше понтифику, а Матео Колон прекрасно знал, что кинетическая жидкость при первом же соприкосновении с воздухом испаряется, поэтому молоко полагалось сосать из груди, как и было предназначено Творцом. Во-вторых, кровь, из которой готовили питье, бралась у молодых мужчин, хотя именно женская кровь, как доказал великий Аристотель в своих рассуждениях о зачатии, представляла собой чистую материю, чистую субстанцию. Мужская кровь для этой цели совершенно не годилась, ибо она, как и вино, почти целиком состоит не из материи, а из духовной сущности.
Как бы то ни было, здоровье Павла III, похоже, стало улучшаться.
Новость достигла Падуи. Алессандро де Леньяно источал яд.
Александр Фарнези симпатизировал своему врачу. Причин для этого было более чем достаточно, вдобавок к понтифику вернулась прежняя словоохотливость. Между кормлениями Святой Отец вел нескончаемые беседы с Матео Колоном, который стал его доверенным лицом. Разумеется, для кардинала Карафы проныра из Падуи сделался костью в горле.

Успех
I
Матео Колон процветал.
За время своего пребывания в Риме кремонский анатом создал главное живописное произведение своей жизни: анатомический атлас, писанный лучшими масляными красками, самый красивый из всех подобных атласов; он сделал чернилами сотни зарисовок предмета своей одержимости - Amor Veneris. Именно в Риме он нарисовал самую возвышенную и самую странную из своих картин, "Гермес и Афродита", название которой можно объяснить лишь цензурными соображениями, ибо полотно изображало не соединение двух божеств в одном теле, а Инес де Торремолинос такой, какой ее увидел анатом в день своего открытия.
Теперь все рождало вдохновение. Матео Колону было подвластно все. Страшные дни Трибунала остались позади. Теперь анатом мог смотреть на прежних мучителей, стоя по правую руку от сидящего на высоком троне Павла III, которого он вернул к жизни, как Христос Лазаря. Подозрительный кремонский анатом стал теперь десницей Божией. Его имя упоминалось в церковных молитвах. Для него настал рай на земле. Свои старые льняные камзолы он сменил на шелковые, а вязаный берет - на шитую золотом феску, которую лично для него изготовил папский портной. Теперь Матео Колон был богат, гонорары личного лекаря папы достигли той цифры, которая ему самому представлялась справедливой, когда же он их проматывал, то всегда мог прибегнуть к папским сундукам: в конце концов, какова цена жизни Его Святейшества? Анатом был уверен в себе, ему не было равных. Он шел по Ватикану как хозяин. Только он имел право входить в покои папы без разрешения в любое время; только он имел право прерывать собрания; только он мог отдавать приказы Святому Отцу: он решал, когда обедать Его Святейшеству, когда спать, а когда просыпаться; он решал, стоит ли Его Святейшеству принимать того или иного посетителя; он распоряжался гневом понтифика и его отдыхом.
Но радость его не была полной. Каждую ночь, прежде чем уснуть, он думал о Моне Софии. Однако он переносил тоску со спокойствием, которое дает право собственности. Он был уверен, что Мона София достанется ему. Неважно, сколько мужчин ее добивались, неважно даже, сколько будут ею обладать. Настанет день, когда он, свободный, богатый и знаменитый, преодолеет семь ступенек борделя "Рыжий фавн" и, словно полководец, на милость которого сдался старый враг, вступит во владение желанной колонией. Он понимал, что следует проявлять осторожность и прежде всего терпение; он будет впредь вести себя как политик.
Влияние Матео Колона на Павла III ни для кого в Ватикане не было секретом. В том числе и для его старого врага, кардинала Альвареса Толедского. Заметив, что сам он уже не пользуется былым влиянием на Его Святейшество, Альварес Толедский решил сблизиться с личным врачом папы. Кардинал хорошо знал, какие слова нравится слышать анатому. Знал, как ему польстить.
Кардинал Карафа, напротив, не мог скрыть непреодолимой неприязни и презрения, которые испытывал к Матео Колону. Не мог скрыть глубокой досады, не мог стерпеть, что у него на глазах задули факел, от которого мог бы запылать костер. В знак доверия и окончательного примирения, кардинал Альварес Толедский доверил папскому врачу собственное здоровье. Матео Колон понимал, что Альварес Толедский - один из главных претендентов на трон Павла III. И впрямь, испанский кардинал умел добиваться своего.
II
Уверовав в свою счастливую звезду, Матео Колон решился рассказать понтифику о "De re anatomica", ему не терпелось снять запрет, наложенный на его научный труд кардиналом Карафой.
- Пожалуй, еще не время, - только и ответил Павел III.
Это было первым крупным разочарованием Матео Колона. Но он был терпелив и мог подождать.
- Посмотрим, торопиться некуда... - последовал ответ, когда через полгода анатом изложил понтифику суть дела.
- Сын мой, ты должен покаяться, ибо совершил тяжкий грех, - отечески пожурил его Александр Фарнези. - Ты только что рассказал мне то, что поклялся не разглашать.
Матео Колон ничем не обнаружил своего возмущенного изумления. Он спас старику жизнь - и вот благодарность. Понтифик не только лишил его надежды на публикацию труда, но и позволил себе сделать ему выговор.
В конце концов Матео Колон возжелал смерти старого неблагодарного папы. По сути дела, он был для Александра Фарнези десницей Божией: мог дать ему жизнь - как это и произошло с агонизирующим пациентом, - а мог ее и забрать. И разве он уже не стал врачом будущего папы?
Его дружба с кардиналом Альваресом Толедским крепла день ото дня. Их связывала одна мечта, и всякий раз, беседуя о здоровье Его Святейшества, они обменивались понимающими взглядами. Ни один из них и словом не обмолвился о своем заветном желании - в этом не было нужды.
III
Однажды дождливым утром Павла III нашли мертвым. Матео Колон сам вызвался сообщить дурную весть. В тот же день собрался конклав. Казалось, ничто не предвещало неожиданностей. Матео Колон готовился увидеть свой труд опубликованным. Ему не терпелось поцеловать перстень нового папы, своего друга кардинала Альвареса Толедского. Со спокойной душой - для беспокойства не было причин - анатом позавтракал у себя в спальне, попросил разбудить его в полдень и отправился спать.
В полдень он открыл окно и посмотрел на базилику. Дым еще не показался. Тогда он решил дождаться известий в своих покоях, чтобы не слышать дворцовых сплетен. Он снова подошел к окну только вечером. Ничего не заметив на потемневшем небе, Матео Колон ощутил легкое беспокойство. Зачем тянуть, если все давно решено? Но тут же взял себя в руки.
Когда совсем стемнело, анатом решил не отходить от окна, пока не увидит над крышей базилики белый дым.

Тайная вечеря
I
Ровно в полночь из трубы над базиликой поднялся легкий столбик белого дыма. Под колокольный звон на улицы хлынуло множество людей, бежавших к площади Святого Петра. Над куполом базилики кружила стая испуганных голубей. Всюду загорались огни. Сердце анатома забилось от долго сдерживаемого волнения. Из своего окна ему был прекрасно виден балкон Его Святейшества. Матео Колон громко засмеялся от радости, словно не смеялся много лет. Толпа криками приветствовала нового папу. Имя нового понтифика передавалось из уст в уста, словно принесенное ветром. Он будет зваться Павлом IV. Но кто из кардиналов станет папой? "Альварес Толедский" читалось на губах.
В гробовой тишине, рожденной трепетом, благоговением и страхом, Его Святейшество вышел на балкон. Матео Колон смеялся так, как никогда в жизни. Только когда он немного успокоился и сумел открыть глаза, он ясно разглядел лицо Павла IV. Сердце анатома замерло в груди. Улыбка застыла на лице. С балкона толпу приветствовал кардинал Карафа.
Матео Колону показалось, что новый понтифик бросил взгляд в его сторону.
II
В ту же ночь Матео Колон собрал свои вещи. Ему незачем было ждать окончательного запрета на свой труд - который и так уже был запрещен, - или того, чтобы его старый враг привел в исполнение отсроченный приговор.
Не все еще потеряно, спокойно подумал он и мгновенно принял решение. В Венеции оставалось то, чего он жаждал. Он не забыл, для чего живет на свете. Ничто не помешает ему завоевать сердце Моны Софии. Теперь у него имелся ключ к сердцу любой женщины. И этой женщиной была Мона София.
К тому же он теперь богат, он владелец состояния, которого ему с избытком хватит до конца дней. Из лап Карафы не так уж сложно вырваться. Он в две минуты наметил план: немедленно отправиться в Венецию, в бордель "Рыжий фавн", уплатить десять дукатов за ночь с Моной Софией, а из Венеции отправиться вместе с ней на другой берег Средиземного моря или даже на другой конец света, в новые земли за Атлантическим океаном.
И тогда страстно влюбленная в анатома Мона София превратится в преданнейшую из женщин и, разумеется, в вернейшую из жен.
В ту же ночь Матео Колон забрал с собой кое-что из одежды и все свои деньги, заработанные в Ватикане. Надвинув на лоб берет, он пробирался через толпу, как преступник, пока не исчез в переулках Рима.
За его спиной, в Ватикане, шумел праздник.


* ЧАСТЬ ПЯТАЯ *

--------------------------------------------------------------------------------

Черная месса
Скорость, с которой развивались события: суд, затем невероятный взлет, вознесший его по правую руку от трона Павла III, не менее стремительное падение и бегство от кардинала Карафы - все это заставило Матео Колона напрочь забыть о письме, которое он послал Инес де Торремолинос из своего университетского заточения. По правде говоря, он совершенно забыл и о самом существовании прежней покровительницы. Он думал о Моне Софии как о своей судьбе. Настанет день - и этот день действительно настал, хотя и раньше задуманного, - когда ему придется покинуть Ватикан и направиться в Венецию, в бордель на улочке Боччьяри, близ церкви Святой Троицы, где наконец свершится предназначенное. Он думал об этом моменте без волнения, с тем легкомыслием, с каким обычно думают о неизбежной смерти и продолжают жить, не терзаясь вечным страхом. Но находясь в Ватикане, Матео Колон ни разу не вспомнил об Инес де Торре мол иное.
Однако судьба распорядилась так, что его письмо стараниями messere Витторио оказалось во Флоренции.
Ранним утром в апреле 1558 года в дверь скромного дома, стоявшего по соседству с аббатством, постучался гонец. С тех пор как Матео Колон покинул Флоренцию, Инес не получала от него никаких известий. С тех пор она думала только о нем; чем бы она ни занималась, ее мысли возвращались к анатому. До появления гонца ей столько раз казалось, что желанное письмо вот-вот придет, что она, избегая напрасных разочарований, запретила себе рассматривать подобную возможность. Инес даже не захотела взглянуть на сургучную печать, скрепляющую свиток. Она подошла к небольшому пюпитру близ очага, в котором горели дрова. Немного поодаль пели и резвились девочки. Только усевшись за пюпитр, Инес решилась бросить взгляд на печать. Сердце у нее в груди тревожно забилось. Стараясь сохранять спокойствие или хотя бы казаться спокойной, она ласково попросила девочек пойти поиграть в спальню. Прежде чем снять ленточку со свитка, она прижала письмо к груди и вознесла молитву. Инес де Торремолинос долго ждала этого момента. Однако теперь, после стольких страхов и разочарований, когда она наконец могла ласково погладить бумагу, к которой прикасались руки анатома, на нее нахлынули дурные предчувствия. Внутренний голос говорил ей, что ничего хорошего от этого письма ждать нельзя.
Инес развязала ленточку и, прочтя первые слова: "Когда это письмо окажется во Флоренции, меня уже не будет в живых ", схватилась за стул. Хотя глаза ее были полны слез, а грудь сотрясалась от рыданий, она продолжала читать: "Если вы сочтете, что я совершил святотатство, открыв вам то, о чем поклялся молчать, прервите чтение и предайте эту бумагу огню...". Подумав, что анатом совершил святотатство, она продолжала читать.
"Если я решился разорвать наложенные на меня узы молчания и вам одной поведать о своем открытии, то это потому, моя драгоценная синьора, что именно в вашем теле я нашел мою сладостную "Америку". В вашем теле я обнаружил средоточие любви и высшего удовольствия у женщин. И вас я должен благодарить за то, что мне открылось Божественное творение в том, что касается женской любви. Мой Amor Veneris - это ваш Amor Veneris. Не думайте, что мне ничего не известно о вашей любви ко мне. Возможно, вы и сейчас продолжаете меня любить. Но не обманывайтесь: вы любите не меня. Более того, это не вы меня любите. Вылечив вас от тяжелой болезни, я, сам того не желая, подменил болезнь любовью. Гнездилищем вашей болезни и вашей любви является Amor Veneris, и это ваш Amor Veneris меня любит, а не вы. Не обманывайтесь. Я ничем не заслужил вашей любви ".
Когда Инес де Торремолинос дочитала письмо до конца, она была сдержанна и невозмутима. Ее глаза еще оставались влажными, но сердце билось ровно. Вскоре и ее глаза наполнились спокойным и холодным ожесточением. Она поднялась и прошла на кухню. Взяла в руки нож и точильный камень. Бесстрастно обдумала свое положение. Предполагаемая смерть возлюбленного бесконечно ее опечалила, она испытала сожаление и даже выразила себе соболезнования. Пока она точила нож о камень, ее мысли, проясняясь, принимали новый оборот. Ее не раз одолевал темный страх смерти и безумия. Однако теперь, водя лезвием по камню, Инес поняла, что высший миг просветления настал. Ее рукой водил не мистический порыв и не вспышка экстаза. Она еще никогда не была такой спокойной.
- Amor Veneris, vel Dulcedo Appeletur - повторяла она, водя ножом по камню.
Она точила нож с той безмятежностью, с какой по утрам звонила в колокола аббатства. Теперь она, наконец-то, станет хозяйкой собственного сердца. Инес уже не скорбела по поводу того непоправимого факта, что она, как было известно анатому, безнадежно влюблена. Знай она раньше, скольких страданий можно было бы избежать. Это так просто!
Убедившись, что лезвие ножа остро как бритва, Инес де Торремолинос посмотрела в окно, за которым расстилался знакомый пейзаж. Движение ее руки было точным и быстрым. Она не почувствовала боли, и крови вытекло совсем немного - лишь узкая алая струйка сбежала вниз по бедру. Теперь между большим и указательным пальцем она держала причину своих несчастий. Бросив взгляд на крошечный орган, она с блаженной улыбкой произнесла:
- Amor Veneris, vel Dulcedo Appeletur.
Отныне она будет жить без любви, став наконец хозяйкой собственного сердца.

Восстание плоти
I
С того дня никто во Флоренции не слышал об Инес де Торремолинос. С того апрельского утра, когда гонец постучался в двери маленького дома, в аббатство не приходило никаких известий об их благодетельнице и трех ее дочерях. Единственное, что удалось обнаружить аббату, - тоненькие струйки крови на кухонном полу и чуть дальше, рядом с ножом и точилом, четыре крошечных кусочка плоти, четыре алые жемчужины, анатомическую принадлежность которых аббат не сумел определить. Инес де Торремолинос и три ее дочери исчезли из Флоренции.
Инес оставался всего шаг до святости. Но, очевидно, всего один шаг отделяет добродетель от костра. Ибо настало время сказать, что в 1559 году, после поспешного суда, который состоялся в ее родной Кастилии, Инес де Торремолинос была сожжена на костре Инквизиции. В ее пользу не было подано ни одного свидетельства.
Уликой, определившей ее судьбу, послужила книга стихов. Обвиняемая не отрицала своего авторства. Но это, несомненно, был наименее тяжкий грех из всех, в которых ее обвиняли. "Черная месса" - так называлась книга - была сожжена вместе со своей сочинительницей, и от нее - как и от биографии Инес де Торремолинос - остались лишь кое-какие отрывки, спасенные устной традицией. Из семидесяти стихотворений, входивших в "Черную мессу", сохранились лишь фрагменты семи строф .

ЧЕРНАЯ МЕССА
Стихи
I
Пусть поят ядом-отравой,
Жгут заживо, в петле душат,
Купают в луже кровавой -
С дурной не расстанусь славой,
Слывя среди девок-шлюшек
Отпетой самой шалавой.
II
Вся жизнь во имя любви -
На корм топорам и плахам.
Замесишь хлеба с размахом,
Да выйдет сухой сухарь.
А дети - дети, как встарь,
Всегда во имя любви.
Месить не умеешь хлеб,
Родить не умеешь сына -
Виновна, а не невинна!
Возмездье придет само:
Жуй, что испекли другие -
Жри хлеб и плоди дерьмо.
III
Любовь - как в сердце жало,
Как буря, как чума
И как удар кинжала.
Едва ее узнала,
Навек сошла с ума -
Жила и умирала.
IIII
Вам, бабы, дарю рецепт,
Какого - в огне гори я! -
Нет лучше.
Подобных лепт
Не знала кулинария.
На завтрак в один присест
(Не в десять ли? - вам виднее!)
Примите-ка внутрь шест -
Потолще да подлиннее.
А жажду лечит легко
Тягучее молоко -
Оно вам не надоест.
Причастье это - по гроб,
И нет ничего умнее,
Пока в заутреню поп
Гнусит свою ахинею.
Взамен святых мест -
шест

II
Первая строфа - это синтез трагедии. Изложение принципов и в то же время предвидение судьбы. Инес де Торремолинос была не только "отпетой самой шала-вой", самой дорогой и самой желанной из шлюх Испании. В долгом 1559 году, самом долгом за всю ее жизнь, она основала касту лучших проституток Средиземноморья. Их не надо было воспитывать как принцесс, не надо было отучать их душу от любви, а тело - от наслаждения, потому что они никогда не страдали от любви и никогда не становились рабынями наслаждения. В самом долгом 1559 году Инес де Торремолинос не только занималась проституцией и мастерски обучала этому ремеслу других. Она превратилась в горячую проповедницу эмансипации женских сердец. В самом долгом 1559 году Инес де Торремолинос заработала своим телом состояние, во много раз превышающее унаследованное ею от своего отца и покойного мужа. Она построила великолепные бордели и набрала себе воспитанниц среди самых истерзанных душ. От безнадежно влюбленных юных девушек до монашек - все слушали пылкие речи Инес де Торремолинос. В руках каждой из них была истинная свобода воли - возможность стать хозяйкой собственного сердца.
Более полутора тысяч женщин работали в борделях Инес де Торремолинос. Более полутора тысяч женщин избрали путь освобождения и отречения от проклятия, имя которому было Amor Veneris. Отсечение всегда производила сама Инес де Торремолинос. Ни один мужчина не участвовал в огромных прибылях от публичных домов. Всем распоряжалось воинство женщин.
III
"Черная месса" превратилась в опасный катехизис. В этих стихах любая женщина находила строки про себя, их читали все: одинокие и замужние, вдовы и монахини, влюбленные и обманутые. Название "Черная месса", несомненно, относилось ко всем женщинам, поскольку намекало на шабаш ведьм и темные ритуалы посвящения. И, разумеется, власти не преминули дать подробное описание этих врагинь рода человеческого. В "Каталоге гарпий и колдуний" можно найти великолепную характеристику ведьм: "Та, что причиняет зло другим; та, что лелеет злые намерения; та, что смотрит искоса; та, что игриво смотрит исподлобья; та, что покидает дом ночью; та, что зевает днем: та, что ходит с грустным видом; та, что хохочет без меры; ветреная; благочестивая; боязливая; сильная и храбрая; та, что часто ходит на исповедь; та, что оправдывается; та, что тыкает в людей пальцем; та, что знает об отдаленных событиях; та, кому известны тайны науки и искусства; та, что говорит на многих языках".
Проституция не считалась преступлением. Колдовство же нещадно каралось. "Каталог гарпий и колдуний" никого не оставлял без внимания.


* ЧАСТЬ ШЕСТАЯ *

--------------------------------------------------------------------------------

Троица
Зимой 1559 года, незадолго до восхода солнца, на одной из площадей собралось множество народу, жаждущего - возможно, из-за жестокого кастильского холода - погреться у огня, который в это время разжигал палач. На костре стояла привязанная к столбу Инес де Торремолинос. У нее за спиной виднелись еще три столба, слишком высокие для трех ее маленьких дочерей.
- Сожгите ведьм! - кричали женщины, сажая себе на плечи детей, чтобы те могли получше разглядеть поучительную церемонию.
Сначала палач разжег дрова под ногами у девочек, чьи крики, по мнению судей, должны были умножить муки матери-ведьмы. Однако, когда огонь разгорелся, с уст их не слетело ни единого стона. Они задохнулись от дыма прежде, чем языки пламени, достигшие верхушек мачт смерти, обезобразили их маленькие тела.
Можно было подумать, что пламя лижет не нежную кожу женщины, а бесчувственную кожу саламандры. Взгляд Инес де Торремолинос выражал блаженство, казалось, ее легкое тело, не будь оно привязано к столбу, умчалось бы в небо вместе с черным дымом, поднимавшимся от ее горевших ног. Словно по воле Всемогущего, она без единой жалобы выносила жар, во много тысяч раз превышавший температуру ее собственного тела.
Вскоре ее с головой накрыло пламя, поднятое порывом ветра, когда же огонь вновь спустился к аду пылавших углей, глазам зевак предстало неузнаваемое тело, черное и бесформенное. Инес де Торремолинос была еще жива. Палач, подбросив хворосту в огонь, мог видеть глаза осужденной, глядевшие на него с состраданием. На миг палачу почудилось, что он тоже человек (или почти человек), и он испытал нечто похожее на угрызения совести, когда преступница - или то, что от нее осталось, - наконец испустила дух.
И тут же перестали звонить колокола базилики.
II
В тот же час, но только в Венеции, какой-то человек шел легким шагом к улочке Боччьяри, низко надвинув на глаза берет. Он словно решил оказаться у цели прежде, чем солнце покажется меж двумя колоннами, увенчанными скульптурами крылатого льва и Святого Теодора. Прежде, чем мавры на часовой башне сделают первый из шести ударов по колоколу. Перед тем, как подняться по ступенькам, ведущим во двор борделя "Рыжий фавн ", человек убедился, что его не видит никто из прохожих, торопящихся на раннюю службу в церковь Святой Троицы.
Мадонна Симонетта, открывшая дверь, пригласила его войти.
- Вам уже знакомы наши девушки? - спросила она и, увидев, что посетитель ничего не отвечает, предложила ему каталог и бокал вина, полагая, что перед ней усталый путник.
Из того, что незнакомец не снял капюшона, закрывавшего лицо, можно было заключить, что он предпочитает оставаться неузнанным. Он даже не дотронулся до вина.
- Мне нужно видеть Мону Софию, - коротко проговорил он.
Женщина молча опустила голову.
- Я знаю, время сейчас неподходящее, - извинился странник, - но мне необходимо срочно ее видеть.
- Кто вы такой? - еле слышно спросила женщина, не поднимая глаз.
Матео Колон не понимал, к чему такие формальности.
- Старый клиент... - только и ответил он.
- Она не может вас принять...
- Если она занята, я подожду, хотя у меня не так уж много времени.
Анатом заметил, что глаза мадонны Симонетты увлажнились. Он ничего не понимал. Тогда он взял ее за руки и с силой тряхнул.
- Что здесь происходит ? - крикнул он и побежал к лестнице, ведущей в верхние комнаты.
- Ради Бога, не входите в ее спальню! - взмолилась женщина, пытаясь удержать его за край плаща.
III
То, что предстало глазам Матео Колона, перешагнувшего порог спальни Моны Софии, заставило его похолодеть. Анатома обуял апокалиптический ужас. И впрямь, для него настал Конец Света.
В воздухе стояло невыносимое зловоние. На постели распростерлось страшное изуродованное существо, скелет, покрытый разлагающейся зеленоватой кожей с разбросанными по ней багровыми опухолями. Матео Колон, держась за стену, подошел ближе. Только по зеленым, как изумруды, глазам, вылезшим теперь из орбит и придававшим лицу выражение безумия, он узнал в этом живом трупе Мону Софию.
Никогда прежде анатом не сталкивался с такой свирепой формой сифилиса. Когда он откинул одеяло, его глазам предстало жуткое зрелище: крепкие, как у молодого животного, гладкие, словно выточенные из дерева, ноги превратились в пару жалких костей. Руки, такие миниатюрные, что, казалось, они не могли обхватить головку возбужденного члена, теперь походили на две иссохшие ветви; соски, своим совершенством и нежностью напоминавшие цветок, если на земле росли цветы, напоминавшие соски Моны Софии...
Матео Колон присел на край кровати, погладил волосы больной - жидкие и спутанные, - провел ладонью по покрытому морщинами лбу. Он плакал. Не от жалости. И не от сострадания. Он плакал с безутешностью влюбленного. Он любил каждую частицу этого уничтоженного болезнью тела. Очень бережно он взял Мону Софию за щиколотки и медленно развел ноги. Увидел сухую увядшую вульву, похожую на беззубый рот старухи, раздвинул плоть и коснулся Amor Veneris. Коснулся с нежностью и лаской. Погладил с бесконечной любовью. У него сжалось горло, и он снова заплакал.
- Любовь моя, - растроганно проговорил он и повторял "любовь моя...", лаская свою сладостную "Америку".
Под кончиками пальцев анатом ощутил легчайшее трепетание, затем услышал тихий вздох. С мокрым от слез лицом он спросил:
- Ты меня любишь? - В его голосе звучала мольба.
Мона София поглядела в окно, вдохнула весь воздух, который могли вместить ее больные легкие - всего один глоточек воздуха, - и неподвижными губами, голосом, который, казалось, доносился из глубины пещеры, сказала:
- Твое время истекло, - и испустила предсмертный хрип.

Вершина
I
На самом высоком месте горного хребта, отделяющего Верону от Трента, на вершине Монте-Вельдо, ворон опускается на еще не остывший труп. Прежде чем погрузить клюв в груду падали, ворон вдыхает любимый запах. О таком обеде он давно мечтал. Он трогает клювом остекленевший глаз, ловко извлекает его из глазницы, слегка отодвигает в сторону и жадно проглатывает. Потом перебирается на грудь и погружает клюв в рану, из которой, словно кол, торчит кинжал. Ест досыта. Прежде чем взлететь и направиться в Венецию, к Канал-Гранде, по которому с минуты на минуту должен, как и каждое утро, проплыть груженный трупами баркас, ворон устраивается на руке мертвеца и клюет подушечку пальца до тех пор, пока не отделяет мякоть. В первый раз Леонардино без страха ест с руки хозяина. Завтра он вернется за остальным.
Фредерико Андахази. Анатом


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация